Гештальт терапия панические атаки


» Особенности работы с паническими атаками в гештальт-терапии

Эта статья появилась, как результат анализа терапевтической практики автора в работе с людьми, страдающими паническими атаками. Данная работа впервые была представлена и защищена на сертификационной сессии третьей, супервизорской, ступени МГИ в 2013 г. в г. Киеве.

Клиенты с симптомом «панические атаки» (далее ПА) часто приходят ко мне в терапию. У них есть похожие черты – они крайне вежливы, сдержаны, подчеркнуто культурны, осторожны в высказываниях, вплоть до страха, как бы не сказать лишнее. Характерно, что все они сначала обращаются к врачу, так как их пугают вегетативные симптомы, возникающие на фоне тревоги: тахикардия, удушье, внутренняя дрожь, колики в животе, ком в горле и т.д. Часто такие клиенты проходят разностороннее медицинское обследование. Приходя ко мне на терапию с медицинским заключением о том, что они физически здоровы, люди все равно какое-то время не могут поверить, что в основе их недуга лежат психологические, а не соматические проблемы. Тревога гонит их перепроверять сказанное психологом и врачами. И не мудрено, ведь в момент приступа у человека возникает страх смерти, а после приступа – страх повторения его, т.е. страх страха.

Мне самой знакомо тревожное состояние. В жизни я испытывала приступы паники, но без особых вегетативных проявлений. В моем опыте так сложилось, что я научилась выходить из этих состояний, хотя не всегда осознавала, как у меня это получалось. Поэтому, с одной стороны, у меня было сочувствие и уважение к людям, страдающим таким расстройством, с другой – интерес к данной теме. Мне хотелось глубже и яснее осознать как свои особенности взаимодействия психики и тела, так и особенности других людей. И, конечно же, мне хотелось и нравилось получать реальные результаты в работе.

К концу первого года работы с такими клиентами я стала понимать, что не все в терапии зависит от меня, как бы тщательно я не изучала тему. Никакие мои знания, опыт, чувствительность и старание не помогут клиенту, если он, со своей стороны, не захочет включиться в работу. Так было с одной из моих первых клиентов с ПА. Мы работали год. Можно сказать, что я «носилась» с ней, как с ребенком. Периодически я замечала, как беру на себя всю ответственность за ее выздоровление. Мне очень хотелось ее вылечить. Да и сама клиентка часто вдохновляла меня рассказами о том, как хочет повзрослеть, стать более свободной и самостоятельной. В процессе терапии постепенно она начала осознавать причины появления у нее ПА. Частота приступов стала значительно сокращаться, девушка перестала их так сильно бояться. Однако с появлением каждой очередной атаки она с горечью сообщала мне о том, что это неизлечимо. В конечном итоге, я сдалась и перестала хотеть ее вылечить и вырастить. Она уже не казалась мне слабой, ни на что не способной 23-летней девушкой. На том мы через год и расстались. Через пару месяцев эта клиентка позвонила мне и радостно сообщила, что прошла конкурс и получила хорошую работу. Я порадовалась за нее, однако была сильно удивлена тем, что она смогла сделать такой смелый шаг. Я не знала ее такой! Для меня это был урок. Большая разница может быть между образом, создаваемым клиентом в терапии и его реальными поступками в жизни. Прошло еще полгода, и она пришла ко мне на групповую терапию с запросом о том, что хочет стать свободнее и смелее в общении, научиться выражать вслух свое мнение. В группе я уже точно не старалась ее лечить. Я присутствовала, давала пространство, реагировала. Ее тепло принимали участники, особо не трогали, как, собственно, и она никого не трогала, все как в ее жизни. Она сообщила, что на новой работе ей так же тяжело быть в контакте с людьми, как и на старой. Прояснять она ничего не хотела, говорила, что берет в группе для себя что-то важное и ей хватает. На том и завершилась ее групповая терапия. Работа с этой клиенткой помогла мне, во-первых, расстаться с “комплексом Господа Бога”, во-вторых, осознать свое сильное желание развивать клиента и спасать его от симптома и от него самого. Я на собственном терапевтическом опыте убедилась, что симптом – это один из способов творческого приспособления. У меня осталось уважение к ее выбору. Хотя вначале меня это приводило в отчаяние.

Этот случай помог мне стать более лояльной к выборам и ограничениям клиентов. Я также стала больше понимать и принимать свои ограничения.

Еще один случай, оставивший след в моей душе и опыте, когда ко мне пришла клиентка, измученная приступами, обследованиями, неспособная включаться в социальную работу, разочаровавшаяся во врачах и медицине в целом, со вторичной депрессией и зависимостью от фармакопрепаратов. Она практически не слышала меня, видела во мне очередного спасителя, агрессировала на всех и вся. Мне стоило больших усилий оставаться с ней собой, поддерживать ее в переживаниях и быть честной в своем видении того, что процесс терапии при таком расстройстве может длиться не один год и потребует от нее определенных усилий по соблюдению границ и разделению ответственности в наших отношениях. Она соглашалась, но, думаю, не слышала меня и продолжала ходить, периодически нарушая границы и сеттинг. В супервизии мне пришлось много работать со своим бессилием, раздражением, страхом, выстраиванием границ и, в тоже время, интересом к этой клиентке. Какое-то время в терапии мне удавалось просто присутствовать рядом с ней, давать поддержку ее переживаниям, обратную связь в контакте. Так продолжалось недолго, на 12 сессии она, наконец, заметила меня, что вызвало у нее приступ агрессии и обвинение меня в том, что я такая же бесчувственная, как и все остальные. На том мы и расстались. Здесь я приобрела опыт устойчивости, внимания к себе и своим границам.

В моем опыте временные рамки терапии панических атак и панических расстройств расширяются от трех месяцев до трех лет. Что касается выбора стратегии терапии, то я поступаю следующим образом. На первой встрече стараюсь доступным для клиента языком рассказать о панических атаках и механизме их развития. ПА – это не заболевание, а психоэмоциональное расстройство, в основе которого есть психологические проблемы. Клиенту важно понимать, как возникает приступ паники. На фоне сильной тревоги возбуждение, сопутствующее эмоциональному переживанию, проходит по телу искаженным путем. Вместо того чтобы направляться в поперечнополосатую мускулатуру, отвечающую за движение, нервный импульс проходит в гладкие мышечные ткани, т.е. в вегетативную нервную систему, которая не может контролироваться человеком сознательно. Отсюда – вегетативные реакции, пугающие человека. Но ведь когда-то этот человек обходился без ПА? Следовательно, он может вернуться к этому опыту! Если он каким-то образом научился пускать свое возбуждение по вегетативным волокнам вместо двигательных, то, научившись замечать и дифференцировать свое возбуждение, он сможет направлять его в движение или в иную активность. Такая информация, во-первых, успокаивает клиента, значительно понижает уровень страха. Клиенту важно понимать, что приступ паники не угрожает его жизни. Во-вторых, данной информацией я разделяю с клиентом ответственность за ход терапии. Клиент впервые задумывается о том, что от него что-то зависит, удивляется, немного радуется, но больше сомневается, получится ли, опять-таки, у меня, а не у него.

Далее мы говорим о возможных целях и методах терапии ПА, чтобы клиент мог выбрать между симптоматической и глубинной терапией. Симптоматическую терапию отчасти до меня начинает врач, назначает пациенту препараты и рассказывает о профилактике и поведении во время приступа. Если клиент выбирает работать в терапии только с симптомом, я помогаю ему обнаружить свои внутренние базовые опоры, и он учится самостоятельно справляться с приступами паники:

  1. Опираться на собственное тело, регулировать дыхание и сердечный ритм, используя разные дыхательные методики.
  2. Дифференцировать и вербализовать свои ощущения в теле, которые пугают. Когда ощущениям даются названия, они становятся понятными и не так страшат.
  3. Соблюдать стабильный режим и питание, т. к. отдохнувшее тело выдает меньше неприятных ощущений.
    Эти опоры уже позволяют снизить остроту приступов и уменьшить их частоту.
  4. У меня был случай, когда клиентке хватило одной такой встречи, по сути – консультации. После этого она позвонила мне и сказала, что ей стало гораздо легче от мысли, что от этого не умирают, и что у нее получается справляться с приступами паники, регулируя дыхание.

В определенных случаях я также применяю некоторые тактики работы с симптомом. Так, например, у одного клиента ПА возникли вследствие тяжелого выхода из наркоза и состояния обездвиженности. В процессе проработки этой травмирующей ситуации я помогла ему завершить ряд незавершенных процессов, связанных с операцией, с отношениями с врачами и персоналом. Отдельная сессия была посвящена восстановлению произвольной двигательной активности тела. У этого клиента приступы прошли через 10 встреч.

Глубинная терапия ПА направлена на внутреннюю работу, связанную с индивидуальными особенностями клиента в способах организации контакта и построении внутренних опор. Из-за повышенной тревожности клиент с трудом представляет, как это может ему помочь, но чаще соглашается. Я предлагаю для начала 10 встреч с тем, чтобы человек сам почувствовал и заметил, что и как.

В работе с ПА я опираюсь на следующие идеи гештальт-терапии.

Основной фон данного заболевания – тревога. Смысл тревоги по Перлзу – это сдерживаемое возбуждение. В идеале любое возбуждение должно быть реализовано в последующее действие. В рассматриваемом симптоме есть процесс возбуждения, направленный на изменение, и процесс торможения, направленный на сохранение статус-кво. Таким образом, тревога, с точки зрения целостного подхода, это возбуждение без последующего действия, для которого все это предназначалось. Процесс возбуждения связан с обретением автономии, а процесс торможения – с сохранением принадлежности. Следовательно, паника – это возбуждение от новых перспектив, требующих ухода от прежних принадлежностей. В будущем – перспективы, в прошлом – старые опоры, которые поддерживают, в настоящем – паника.

Из причин и факторов, способствующих возникновению паники у людей, с которыми я работала, можно выделить следующие:

  • страх оторваться от родителей, как в прямом смысле, жить отдельно, так и в переносном – сказать, сделать что-либо по-своему;
  • страх неопределенного будущего при потере работы;
  • страх ошибки и перспективы осуждения;
  • страх сделать что-то по-своему;
  • усталость в ситуации ухаживания за ребенком-инвалидом;
  • страх одиночества, страх расставания с мужем-насильником, сдерживаемый гнев;
  • удерживание и страх разглашения тайны отцовства, инцеста;
  • на фоне постоянного стресса и перенапряжения на работе проблемы в отношениях с близкими;
  • сужение круга людей, оказывающих поддержку, отсутствие сиблинговых отношений,
  • ощущение тела, как ненадежного механизма при возрастном кризисе, после болезни, операции.
  • страх страха сойти с ума или умереть.

Еще немного из теории гештальт-терапии, что является для меня опорой в работе. Тревога становится паникой, когда есть сильное возбуждение, необходимое для решительного шага, но при этом опоры недостаточно. Обычно фигуру поддерживает фон и происходит движение к потребности. Фигура завершается, потребность удовлетворяется, и фигура уходит в фон. В случае, когда фона недостаточно, фигура не поддерживается, она разрушается. И тогда разрушенная фигура – то единственное, что остается. Все накопленное возбуждение не реализуется вовне, а достается телу. Возбуждение становится на место фигуры, т.е. ощущения, тело, которое было фоном, становится фигурой, и вся энергия – в теле. Ощущения, которые пугают клиента – это то, что как раз нужно для мобилизации, для конкретного действия. Из этого следует, что терапия ПА – это работа по восстановлению фона.

Также важно понимать, что механизмы прерывания контакта – это привычные способы формирования и поддерживания фона для клиента. Это то, что позволяет оставаться в некой принадлежности и легко удерживаться в ней с помощью ретрофлексии, конфлюэнции и проекции. Тогда фон становится надежным, поддерживает и питает человека. Когда привычный способ прерывания контакта (он же – и способ приспособления) перестает работать, тогда возникает ослабление фона и возникает паника. Старое уже не работает, а новых опор еще нет. Но двигать клиента с ходу к новому опыту – только усиливать панику. По сути, клиенту необходимо научиться творчески приспосабливаться к среде, находить и выбирать для себя наиболее подходящие способы. Однако парадокс заключается в том, что такие клиенты, хоть и желают автономии и чего-то нового, но боятся отпустить старое. Они как бы “зависают между”. Как говорил один мой клиент: “Да, я жадный, я не хочу ничего терять и хочу всего нового и побольше!” Желание держаться сразу за все, ощущение хрупкости там и здесь вызывает панику. Клиент с ПА хочет выйти из ситуации, не потеряв ничего, но так невозможно, потери все равно будут. Для того, чтобы решиться шагнуть в новый опыт, необходимо иметь достаточное количество опор.

Работу с опорами в терапии можно вести по двум направлениям.

1) находить и формировать новые опоры, например, при потере близких людей, работы, при смене места жительства;

2) находить возможности удовлетворения потребностей в существующей принадлежности. Но для этого также необходимо иметь больше автономии. Речь идет о тех клиентах, которые живут уже не в родительской, а в своей семье. Однако там им тоже тесно, там они строят те же отношения по принципу слияния, у них нет автономии, чтобы удовлетворять свои потребности. В этом случае мы работаем над построением опор типа – чтобы не было страшно заявить партнеру или родителю о том, чего хочет клиент.

В работе по созданию опор мы не работаем напрямую с функцией «эго». Клиенты с ПА не могут выбирать. Мы укрепляем, усиливаем функции «ид» и «персонэлити», тогда функция «эго» укрепится сама собой.

Опоры, с которыми мы работаем в терапии:

1) Опора на собственное тело.

2) Вербализация телесных ощущений. Когда ощущениям даются названия, они становятся понятными и не так страшат.

3) Поиск смысла симптома.
Когда паника обретает смысл, клиент может связать ее со своей личной историей. Это меньше его пугает – на это есть опора. Смысл самой паники выводится на границу контакта. С этим можно дальше работать. Как пример – клиентка осознала, что с появлением ПА ей пришлось вернуться в родительский дом. Но именно этого она, оказывается, и хотела с тех пор, как родители “отделили” ее в отдельную квартиру. Через полгода терапии она обнаружила новые смыслы продолжающихся ПА – дистанцироваться от мужа из-за нанесенной им обиды, с одной стороны. С другой – получать от него дополнительную заботу и бережное отношение. Приступы ПА для другой моей клиентки имели смысл в обеспечении безопасности в социальных коммуникациях – на работе и в общественных местах. Сдержанность, покладистость, уступчивость – качества, благодаря которым женщина получала хорошее отношение от окружающих, хоть в глубине души и страдала от ограничений самопредъявления.

4) Опора на будущее.
Прояснение желания клиента, чего он хочет, к чему стремится, может стать опорным. Когда желание становится явным и заманчивым в плане перспективы, то легче оторваться от прежней принадлежности и рискнуть. Например, одной моей клиентке это помогло начать процесс расставания с мужем-насильником. Успешная в социальном плане женщина в возрасте 47 лет, панически боялась остаться одна, расставшись с мучавшим ее мужчиной. Ей стало легче это сделать, когда она увидела перспективу участия в новом проекте, знакомстве с интересными людьми, признании окружающих. И еще женщина осознала свое желание жить в комфорте и тишине в собственной квартире.

5) Опора на личные достижения и роли.
Кто ты есть уже сейчас? Мужчина, сын, муж, специалист, сколько тебе лет, что можешь, чего достиг? То есть, возвращение собственной идентичности. Это то, что нельзя отнять у человека, даже если он рискнет сделать новый шаг. Мне пришлось проделать длительную работу по восстановлению самоидентификации с клиентом, потерявшим работу в успешной и жестко структурированной команде профессионалов. Он долго не мог себя идентифицировать иначе, как малое звено, выполняющее отдельные функции в системе. Клиент рассказывал о том, что он был успешен только благодаря своему шефу, что без команды сотрудников он мало что может. Когда этот проект свернулся, мужчина растерялся, не знал, куда себя приложить и как жить дальше. По его словам – это был полный крах. В процессе терапии выясняется, что он уже работает самостоятельно и довольно успешно обеспечивает свою семью. Через какое-то время клиент также обнаруживает тот факт, что средств к существованию у него хватает настолько, что он в состоянии оказывать материальную помощь другим людям. Однако значения он этому почему-то не придавал. Постепенно мой клиент начал признавать, что он – талантливый специалист в своей сфере деятельности. У него есть уникальные качества, благодаря которым он успешно ведет дела в одиночку.

6) Опора на межличностные контакты.
Друзья, подруги, сиблинговые отношения (часть фона, которую мы выстраиваем с клиентом). Разбираемся с тем, почему были прерваны старые контакты. Какие-то из них клиент восстанавливает, иногда обретает новые. Работаем с его проблемами в выстраивании контакта. Это хорошо получается в процессе диалога между клиентом и терапевтом.

7) Опора на терапевтические отношения.

Клиенту важно понимать, что он мне важен и я важна для него. Даже если мы какое-то время не общаемся, я все равно есть в его внутренней реальности. Он знает, что интересен и важен для меня. Со временем это помогало клиенту начать строить новые связи и отношения.

В процессе развития клиентско-терапевтических отношений понимание и доверие формируется постепенно и по-разному. Терапевту часто приходится балансировать между возвращением ответственности клиенту за его состояние и разделением его переживаний по поводу беспокоящего симптома. Когда в наших отношениях у клиента есть ощущение стабильности и безопасности, использую, помимо индивидуалистического, диалогический подход. Результаты бывают неожиданными и продвигающими. Так, например, сообщение клиентке во время сессии о моем непонимании того, о чем она говорит, спровоцировало у нее паническую атаку. Когда приступ поутих, мы смогли поговорить о случившемся. Оказалось, что девушка пережила панику сепарации. Мои слова о непонимании повергли ее в ужас одиночества и покинутости. Она вдруг осознала, что я реально не все про нее понимаю, не все о ней знаю и, соответственно, не все могу! Значит, надеяться на меня, как на “всемогущую”, невозможно! От этого она почувствовала страх, злость и разочарование, о чем “посмела” мне сказать после приступа, а затем и спросить о моей реакции на случившееся. В ответ и я рискнула рассказать ей о том, что и как переживала в этой ситуации рядом с ней. На той сессии, примерно после года работы, мы впервые встретились. Это изменило нас и наши отношения. Клиентка, как будто повзрослела, стала свободнее, перестала меня бояться, стала учиться опираться на себя. Да и я перестала себя чувствовать в контакте с ней “функцией”. С тех пор наши отношения стали более горизонтальными, более интересными и доверительными.

И таких ситуаций, когда между мной и клиентом происходило нечто важное, было немало. Я стараюсь быть свободной в контакте, насколько мне хватает смелости и творчества. У меня отнюдь не всегда в сессии есть терапевтические идеи, я не могу знать, что будет в каждый последующий момент диалога. Тогда я позволяю себе просто быть рядом с клиентом, замечать его, замечать себя и феномены, возникающие в процессе нашего контакта. Таким образом, мои переживания становятся для меня опорой. В зависимости от этого, я выбираю последующие шаги: отреагирование, интервенции, провокации. Интересно, что клиент часто “оживает” в ответ. Такой опыт продвигает нас двоих. В диалоге для меня всегда присутствует риск и радость новизны каждого момента. Но ведь именно к этому стремятся и одновременно боятся клиенты с паническими атаками!

В заключение немного статистики:

  1. Возраст моих клиентов с ПА – от 25 до 53 лет. Большинство из них женщины. Но есть и мужчины 25 – 40 лет.
  2. Длительность терапии ПА в моем опыте работы можно представить в следующем процентном соотношении:

До 3-х месяцев – 50 % клиентов

До 0,5 года – 20 % клиентов

От года до трех лет – 30 % клиентов

Гештальт подход в работе с запросом «паническая атака»

Гештальт-терапия (нем. Gestalt — форма, образ, структура) благодаря целостному взгляду на человека, предполагающему единство его психологического, биологического и социального существования, признана эффективной для понимания и терапии психосоматических расстройств.

Для работы с психосоматическими нарушениями особенно важны следующие принципы гештальт-подхода:

  1. Принцип целостности — человек представляет собой целостный организм в единстве его биологических, психологических, социальных и духовных аспектов и, что не менее важно, он представляет единый гештальт со своей окружающей средой (поле организм/среда).
  2. Принцип равновесия — здоровый организм способен поддерживать гомеостатическое равновесие со своей средой, то есть способен, используя окружающую среду, удовлетворять значимые потребности.
  3. Принцип творческого приспособления — здоровый организм приспосабливается к изменяющимся условиям среды, находя возможности для удовлетворения своих нужд. [2]

Соответственно у человека, страдающего паническими атаками, нарушается согласованность между физиологическими и психологическими процессами (проявленный симптомокомплекс, в купе со страхом), нарушается гомеостатическое равновесие (паническая атака прерывает удовлетворение актуальной потребности), нарушается способность к творческому приспособлению.

Психотерапия при психосоматических нарушениях будет направлена на восстановление естественного баланса с окружающей средой и установление естественного гомеостатического механизма саморегуляции.

Следуя логике гештальт-теории, симптоматика проявляет себя в том случае, если происходит фрустрация значимых потребностей для данного человека. При этом потребности могут иметь самую разную направленность: безопасность, поддержание высокого социального статуса, материальное благополучие, тёплых межличностных отношениях, доверительном общении и т. д.

В момент прерывания контакта со средой, человек не знает самого способа удовлетворения прерванной потребности и восстановления нарушенного баланса. Именно поэтому, особенно важно создание терапевтического пространства, в рамках которого могут быть удовлетворены такие потребности клиента, как потребность в безопасности, доверительном общении, принятии, уважении и т. д.

Терапия при панических атаках

В условиях терапии людей с паническими атаками (далее ПА) принципиально важным является понимание клиентом связи между своей соматической симптоматикой и психическими переживаниями, так ПА проявляется внезапно, совершенно из другого контекста опыта, становясь фигурой без контекста.

Целью всего терапевтического процесса является осознание клиентом собственных фрустрированных потребностей, которые привели к нарушениям второго рода, проявившиеся в самих ПА.

Другим вариантом разрешения становится отказ от потребностей, удовлетворение которых становится невозможно по физическим, объективным причинам.
В том и другом случае, возникает феномен завершения гештальта, следствием которого является возникновение осознания собственных возможностей, являющихся доступными на данный момент.

Джанни Франчесетти [1] отмечает, что возникновение этих функциональных состояний связано с потерей безопасной зоны, определяемой как «ойкос». «Ойкос» — собственный дом, место немногих, некоторое интимное пространство, на территории которого человек чувствует собственную безопасность. Атака возникает при выходе из данного места в  «полис» — место, насыщенное множеством людей, что примечательно, чужих, незнакомых людей. Оба названных пространства имеют собственную структуру отношений. «Ойкос» не обязательно представляет собой некоторое помещение и не обязательно он отделён от людей, главной отличительной чертой является безопасность пространства, которое может быть насыщено множеством людей, но лишь друзьями и родственниками, то есть всеми теми, кто вызывает доверие и приносит ощущение комфорта, уюта и безопасности. Полис же отличает насыщенностью незнакомых взрослых людей. Межличностные и профессиональные связи в этом мире следует простраивать, конструировать и контролировать. Особенно сильно данная специфика проступает при смене места жительства или работы. При этом обыденная поддержка «ойкос» не ощущается человеком, что увеличивает его психическую напряженность. Когда негативное событие, например смерть близкого человека, переживается внутри «ойкос», то оно не запускает реакций паники и тревоги, лишь чувство утраты и переживание горя. Однако во время выхода в полис переживания сменяются и приобретают собственную насыщенность, которая выражается в состоянии потери «почвы под ногами». Это возникает благодаря тому, что находясь в незнакомом и чужом обществе, человек не может удовлетворить те потребности, которые проявляются в данный момент, а они соответствуют детским нуждам в защите и поддержке, утешении. Обществом подобные потребности воспринимаются как детские, и недостойные взрослого человека, таким образом, человек озабочен сокрытием своих чувств и страхом того, что о них кто-то       узнает. Когда клиент научается жить со своими чувствами в обществе, выстраивать связи с чувственной тканью, то панические атаки перестают его беспокоить, поскольку не просто пропадает основополагающий, формирующий тревожный компонент, но уходят причины его вызывающие.

Применительно к паническим атакам, работа в концепции гештальт-подходе представляется как герменевтическая парадигма. Основным смыслом является поиск симптома в контексте общей географии личности клиента. Под географией понимается рассмотрение сфер жизни и то, как в них проявляется симптом. До определения его «географического» положения запрос клиента, зачастую, формулируется как уничтожение самих панических атак, потому что в остальных областях жизни клиент не чувствует большего беспокойства.

С точки зрения G.Francesetti, именно в этом, утраченном из осознания клиента фоне и заключается проблема, в том время как фигура является чётко выделенной, но не имеющей фонового соответствия.

Так, согласно G. Francesetti [50], начало работы, подразумевает встречу с клиентом и занятие позиции, позволяющей клиенту проникнуться доверием к терапевту и снять с себя некоторые сознательные и несознательные блокировки контакта. Когда контакт установлен, а также выявлена потребность в работе с ПА, необходимым условием становится снижение тревоги по отношению к самим ПА. Снижение тревожности достигается за счёт методов телесно-ориентированной терапии и проявляется в установлении прочного «заземления», восстановлении «телесности», доступ к которой был потерян во время панической атаки. Уделяется большое внимание дыханию, чувствованию собственного тела и умению его расслаблять, сосредотачиваясь на этапах выдоха. Также, большой опорой является поддержание зрительного, слухового и тактильного контакта с клиентом. Последнее является весьма желательным, так как внешнее воздействие способно привести к большему «заземлению» и снятию невротического напряжения.

Дальнейшая работа осуществляется с простроением временной перспективы, которая начинает формироваться с ощущением конечности симптомов ПА. На этом построение перспективы перетекает в сферу самоотношения и самоидентификации.

Вопрос о настоящем связывается с оценкой собственного состояния, в ходе которого клиенту свойственно присвоение себе ярлыков. Такого рода констатация своего состояния — это один из тупиковых способов снижения собственной тревожности. Так как это очень похоже на постановку диагноза, который, как бы, должен объяснить причины плохого самочувствия клиента. Однако тупик заключается в том, что состояние собственной беспомощности перед «болезнью» не даёт клиенту занять субъектную позицию по отношению к собственной жизни, и соответственно закрепляет его позицию пациента или больного. В то время как терапевт придерживается того, что паническая атака не болезнь, а переживания. В данном случае идёт трактовка ситуации как «здесь и сейчас», в то же время идёт перенос на  «здесь и как» — то есть ощущения, полученные в ходе ПА, описываются как неправильно пережитая реакция адаптации на нечто новое. И в то же самое время ощущения физические описываются как фон для эмоциональных переживаний и ментальной работы. Дальнейшее развитие процесса терапии связывается с уменьшением тревоги клиента на предыдущем этапе и простроением временного континуума.

Далее, идёт осознание того, что паническая атака — это фон, а не фигура. До ПА существовал целый ряд ощущений и мыслей ей предшествовавший. В последствии приходит понимание, что не только предшествовавший, но и её запустивший. Возникает стабилизация ситуации, то есть возникает некоторая безопасная зона, которая впоследствии расширяется. Эта безопасная территория является лишь плацдармом для дальнейшей работы, которая заключается в переосмыслении симптомов ПА. Паника — это эффект потери принадлежности — отсюда и чувство одиночества. При прояснении данного аспекта гештальт у пациента складывается и возникает как инсайт. Возникновение данного состояния обусловлено расстановкой фигуры и фона в правильном соотношении, так как ПА воспринимаются в контексте личной истории клиента, а не как спонтанно возникшие телесные ощущения.

Дальнейшим аспектом работы с временной перспективой является построение будущего — будущего без панических атак и с установленной новой принадлежностью. Работа над этим вопросом ведётся через расстановку и определение интенций — то есть пожеланий, стремлений, ожиданий клиента. Направленностью в будущее не только формируется последний осколок утраченного фона, но и происходит формирование субъектной позиции, в которой клиент начинает жить более осмысленно и принимать всю полноту ответственность (но не тяготиться ей) за свои действия, так как действия проистекают из реальных интенций, принадлежащих клиенту и не навязанных извне.

Состояние во время переживания панической атаки

Клиенты, переживающие паническую атаку, приблизительно так описывают свои состояния:

  • «Вдруг, меня охватила волна холода, дрожь, стало не хватать воздуха, сдавило в груди»
  • «Вдруг, я словно онемел, мурашки по всему телу, сердце выпрыгивало из груди»
  • «Внезапно, ноги стали ватными, голова закружилась, стало жарко»
  • «Я говорил и внезапно начал задыхаться, все сжало, рези в желудке».

И сопровождающее эмоциональное состояние — страх сойти с ума, страх умереть, страх потерять сознание. Возможны явления дереализации и деперсонализации, описываемые, как «смотрю на себя со стороны», «не понимаю где я», «ничего не узнаю».

Слово «паника» происходит от имени древнегреческого Бога Пана, один вид которого нагонял ужас на людей, они пускались в бегство, не разбирая дороги, не отдавая отчета, что само бегство может стать опасным. Именно феномен внезапности отражается в самой структуре ПА. В реальности же отсутствует стрессор, запускающий симптоматику. ПА запускается изнутри, а каким образом это происходит, совершенно непонятно клиенту и это пугает. Паническая атака, являясь продуктом собственной психики, проявляется из какого то контекста опыта, не имеющему отношения к текущему моменту, становится фигурой.
ПА не становятся причиной смерти или психоза. Невозможно от одной мысли умереть или сойти с ума. Качество жизни ощутимо снижается и именно это приводит человека к психологу или психотерапевту, как правило, после «круга» посещения врачей общей практики, с поставленным диагнозом «вегетососудистая дистония», который и болезнью назвать сложно, в виду его отсутствия в МКБ-10.

Когнитивно-бихевиоральная терапия достаточно длительное время успешно работает с данным видом запроса, также психотерапевты продуктивно используют гипноз в состоянии бодрствования. Исследования показывают, что разные подходы приводят к одному и тому же результату.

Гештальт-терапию часто называют терапией контакта, и именно осознавание опыта на границе контакта, на наш взгляд, является особенно важным при работе с запросом «ПА». Мы имеем возможность на границе контакта, работать на любом уровне — телесном, аффективном, когнитивном, являясь фоном для клиента, присутствуя, как говорит Ж. М. Робин по поводу другого (клиента). Находясь в безопасном пространстве и соприкасаясь с границами терапевта, он  (клиент) может обнаружить себя, восстановить или вновь создать собственные границы, отсутствующие в момент переживания и ожидания ПА. Используя терапевтическое поле как исследовательскую площадку тревог клиента, мы привлекаем методы других модальностей. Это может быть телесно-ориентированная терапия, ее техники необходимы для восстановления телесности, доступ к которой был утерян во время переживания ПА, а также методы арт-терапии, которые дают возможность получить доступ к ресурсам клиента, обойдя рациональные защиты. Использование арт техник, на наш взгляд, особенно полезно тогда, когда мы обнаруживаем ПА, как последствие детской травмы.

Как уже было сказано ранее, паническая атака проявляется, как конфликт двух противоположно направленных тенденций, потребности в принадлежности и потребности в автономии. Чтобы обрести автономию — необходимы опоры. Терапевтическая работа направляется на создание и восстановление опор.
Традиционно, представляя возможности терапии, принято представлять и конкретику консультативных случаев. Ниже нами будут представлены фрагменты сессий практической работы.

Фрагменты сессий работы с паническими атаками

Фрагмент сессии — 1: Линда М., 22 г.

К: (клиентка) описывает паническую атаку:
Я вчера зашла в аудиторию и у меня закружилась голова.
Т: как она закружилась, можешь описать?
К: скорее не голова, а ноги стали ватными, я ног не чувствовала.
Т: а сейчас ты ощущаешь ноги?
К: никак, я их не ощущаю.
Т: твои ноги едва касаются пола. Попробуй их поставить на пол.
К: (садится так, что ступни стоят на полу)
Какое-то время посвящается описанию тех ощущений, которые меняются в ногах.
К: хочется встать
Т: давай встанем. Как сейчас?
Возвращаемся к ощущением в ногах, к тому, что возникает в теле при изменения его положения.
Т: пол поддерживает тебя или ты поддерживаешь его (фокусировка на ощущениях в теле)
К: не пойму, вроде я ногами держусь за пол
Т: какие твои ноги сейчас?
К: такие…. (сгибает ноги в коленях). Пружинистые….
Т: а как это произошло, ты сначала их не ощущала, а сейчас ощущаешь их пружинистыми?
К: (задумалась) это произошло в тот момент, когда я как бы держалась за пол ногами.
Т: то есть когда ты ощущаешь контакт с землей, в ногах появились ощущения
К: да и мне хочется подвигаться
Т: хорошо, подвигайся.
К: делает несколько шагов, останавливается.
Т: ты остановилась
К: да я как будто жду указаний
Т: моих?
К: ну да, я не знаю, сколько еще шагов мне еще можно сделать, я засомневалась, правильно я поступаю или нет
Т: и в этот момент замерла?
К: да и ноги стали как ватные, прямо как вчера в аудитории
Т: чьи еще глаза кроме моих могли бы смотреть на тебя сейчас?
К: мамины, конечно. Я все время жду от нее одобрения, а она все время говорит, что я все делаю не так (клиентка заплакала)

Таким образом, выходим на значимую фигуру в жизни клиента — маму.

И отсюда две предпосылки для панических атак — страх ошибки и ощущение собственной ненадежности, и желание «вернуться к маме». Распознавание собственных проекций наполняет смыслом паническую атаку, она перестает быть фигурой без контекста. Дальше работа строится на сепарацию, на построение нового опыта и исследования того, от чего придется отказаться

Фрагмент сессии — 2: Анна Д., 30 л.

Клиентка много говорит, не смотрит на терапевта, перескакивает с одной темы на другую. Запрос; «боль в шее и сильная тревога по утрам, в момент просыпания». 

Выглядит очень тревожной и время от времени как будто захлебывается, при этом сидит, вцепившись руками в подлокотники кресла, подбородок высоко поднят и она жалуется на постоянную боль в шее. Массажи, магниты не помогают. Врачи посоветовали обратиться к психологу, так как посчитали ее постоянное чувство тревоги психосоматическим состоянием.

Т: как тебе сидится?
К: нормально
Т: а сейчас что ты чувствуешь в области шеи?
К: напряжение и боль тянущую и мне все время не хватает воздуха.
Т: попробуй выдохнуть весь воздух, который в тебе находится
(это непростое упражнение, требуется некоторое время, чтобы клиент научился делать выдох, следующим шагом «не хватал судорожно воздух»)
В результате положение головы меняется.
Т: как твоя шея сейчас
К: шее полегче, но мне неудобно так на тебя смотреть, я тебя не вижу
Т: а как удобно?
К: так, (показывает и задирает вверх подбородок), но тогда шея болит
Пробуя разные положения и позиции, исследуя напряжение, в какой-то момент эксперимента терапевт меняет свою позицию и садится на пол, а клиентка остается сидеть на стуле.
Т: как сейчас?
К: сейчас и шея не болит и тебя видно, но как-то       мне неудобно…
Т: про что твое неудобство?
К: ну я как бы сверху над тобой
Т: что это значит для тебя?
К: ну, как будто я тут главная. (смеется)
Т: ну так и есть, я здесь для тебя.
К: ну да… (вертит шеей) хм, не болит…
Т: что ты чувствуешь, когда ты главная
К: смущаюсь… И успокаиваюсь.
Ее дыхание становится ровнее.

В данном отрезке сессии фигура еще не обрела форму, потребность не определена, работа направлена на то, чтобы найти то положение тела, где меньше напряжение в шее, то положение, при котором тревога снижается. Дальнейшая гипотеза терапевта заключается в том, что есть потребность проявить себя, есть возбуждение в виде проявившего смущения, есть определенный интроект, который блокирует это проявление. Возможно, в такие моменты ее жизни возбуждение переходит в тревогу, что является предпосылкой панической атаки.

И в первом и во втором случае мы ищем опору в теле, создаем фон, в то же время сам терапевт является фоном. Вся работа происходит в преконтакте.
На наш взгляд, особенно важно находиться в преконтакте столько, сколько необходимо, не форсировать события, побуждать к осознаванию, в первую очередь, телесному. Для клиентов, переживающих ПА, часто становится открытием, что в теле в каждый момент времени возникают разные ощущения. Что-то в теле тянет, сжимает, щекочет, булькает и т. п. Тогда телесные проявления перестают быть пугающими, и соответственно, перестают быть фигурой.

Важные моменты работы с паническими атаками в гештальт подходе

В заключение выделим ряд важных моментов, составляющих основу данной работы

В работе гештальт-терапевта с запросом «паническая атака»необходимо отметить несколько основных аспектов и весьма условно их последовательность:

  • работа по снижению тревоги по отношению к самой ПА, привлекая методы телесно-ориентированной терапии, находясь в зрительном контакте и проводя работу с дыханием (опора на функцию ID)
  • работа с дезентегрированными частями личности (поддержка полярностей) с последующей интеграцией.
  • «расчищение» контакта, то есть работа со слиянием, ретрофлексией, проекцией и интроекцией.
  • работа по восстановлению и поддержанию границ на всех уровнях
  • в контексте взаимодействия «клиент — терапевт», при работе с запросом «панические атаки» особо важной и значимой является категория «самопринятие».

Сам факт признания наличия себя «таким, какой я есть, а не таким, каким хочу казаться» и подтверждение (подкрепление — прежде всего эмоциональное) этого факта со стороны терапевта ( «я тебя принимаю таким какой ты есть») и далее перенос этого подтверждения на внешние отношения ( «я готов предъявлять себя окружающим таким, какой я есть»). Это то, что является необходимым для внутренней безопасности человека, переживающего приступы ПА.

В результате терапевтической работы в гештальт-подходе, методы которого позволяют структурировать и позитивно видоизменить самоотношение, снижается интенсивность и острота приступов панических атак. При этом опора на активный ресурс личности, возможность его адекватного использования, создаёт условие для значительно меньшей фиксации субъективного внимания на физиологических проявлениях признаков панической атаки, вследствие чего формируется субъективная установка и тенденция к их преодолению.

Говоря об этом, мы не имеем в виду, что центром внимания терапевта и обращено — клиента, является паническая атака как таковая и её проявления. Речь идёт о трансформации существующей позиции личности, её укреплении, формировании тенденции к зрелости, при которой внутренняя опора, потерянная вовремя ожидания или непосредственного переживания приступа, возвращается (по сути, создаётся) как новообразование, в появлении которого клиент принимает непосредственное участие.

Автор: Марина Петрусева

Список литературы

  1. Francesetti G. Panic Attacks and Postmodernity Gestalt Therapy // Gestalt Journal Press, 2008, p. 226 ISBN 978-0-939266-57-9
  2. Kerner J. Body process, a Gestalt Approach to working with the Body in Psychotherapy/ N.Y.: Gestalt Institute of Cleveland Press.

Работа с паническими атаками в гештальт-подходе

От автора: Здесь приведены записи конспекта с семинара Джанни Франчесетти по работе с паническими атаками.

Каждый человек проживает ПА своим уникальным способом. Обычно ПА появляется внезапно у человека, который не имеет особенных расстройств. На начальном этапе ПА человек не идет к психологу, он идет к медику или в скорую, т.к. у него ощущение, что он умирает. Обычно такой человек чувствует себя довольно хорошо, у него нет особенных расстройств, до момента ПА «жизнь в порядке».

Паническое расстройство и Паника.

Паника – физиологическая ситуация, которая описана у Перлза и Гудмена, как защитная реакция на границе контакта. Эта защитная реакция рождается, когда появляется опасность, с которой невозможно справиться. Случается инцидент, происходит паника и мы убегаем. Либо теряем чувства, падаем в обморок. Это физиологическая реакция — сбежать от опасности. Паника — физиологическая реакция, которая возникает при реальной опасности. Такая реакция бывает и у животных: побег или замирание. Замирание – это эволюционное приобретение. Глаза хищника лучше видят движение, если одно животное замерло, а другое бежит – хищник будет реагировать на бегущее животное. Это причина, почему от страха мы делаем резкий вдох и задерживаем дыхание.

Паническая атака.
ПА – это симптом (это не диагноз). Что происходит при ПА?
Возникает внезапно без видимых причин. Чувство страха, ужаса. Страх перед смертью либо страх сойти с ума здесь в этот миг, и необходимо сразу что-то сделать. Сердцебиение, пот, изменение дыхания, слабость в ногах, м.б. боль в животе, сильнейшая тошнота. Чувства странным образом воспринимают внутреннее состояние.

Паническое расстройство.
Это диагноз. Когда ставят диагноз ПР, ПА по крайне мере в начале, неожиданны. (ПА при фобиях не рассматривается как ПР). При ПР первый приступ случается внезапно. Все как обычно, и случается «молния на ясном небе». И если я выживаю, то закрепляется жуткий страх «ходить по дороге с ясным небом». Я начинаю избегать ситуации, где это случилось, я пробую контролировать. А эти ситуации могут случиться где-то еще… Медики говорят, что все в порядке с моим организмом…
Итак, неожиданность + запрет (избегание ситуаций), где это произошло. Я могу это пережить только если меня сопровождают.
Человек не знает, почему это с ним случилось. Это сильнейший симптом, который оторван от жизни. Важно дать (расширить, переопределить, воссоздать) фон, чтобы сделать непонятный симптом понятным.

Феноменология ПА. Гештальт точка зрения.
В большинстве случаев ПА при ПР происходит неожиданно. И рассказ пациента о своей атаке типичен: «я делал то-то и то-то, что делаю всегда, например, я поехал за покупками. Я брал молоко в супермаркете и внезапно сердце стало биться, и я подумал, что происходит инфаркт»… Существует прерывистость, поломка в континууме опыта. Когда я имею тревогу, она может уменьшаться, увеличиваться. А здесь происходит что-то, что является совершенно иным опытом. Это настолько иной опыт, что я думаю, что умираю или схожу с ума.
В терминах динамики фигура-фон происходит следующее. В Гешталь-подходе известно, что Фигура рождается, опираясь на Фон.
Пример. Я сейчас вступаю в контакт с вами. Я вижу вас, подбираю слова, но это возможно, потому что я имею функции, о которых я не должен думать, но которые меня поддерживают. Например, телесность. Я верю в то, что мое сердце будет биться, я буду дышать, мозг найдет слова. Эта вера позволяет мне быть здесь с вами без панической атаки. Это не уверенность, а именно вера.
Вторая часть, на которую я опираюсь, это мой клинический опыт, те случаи, когда я преподавал эту тему в группах. Тот факт, что вы меня признаете как преподавателя. Это моя функция персонелити. Каждый момент мы опираемся на фон, который считаем очевидным и этот фон состоит из ид и персонелити.

Что происходит при ПА?

Фигура, которая развивается, исчезает, потому что фон, который меня поддерживал, обрушивается. Это является ПА в терминах фигура-фон. Мое сердце умирает, оно не бьется, как обычно, я не могу себя узнать в зеркале, то, что было подразумеваемым, внезапно становится проблематичным. Это обрушение опоры сразу же указывает на возможность терапевтического вмешательства. Потому что работа должна быть направлена на поддержание опоры. Поддержать функцию ид, поддержать персонелити. Так как это симптом, при котором функция эго теряется, надо быть внимательным, чтобы не давить на эту функцию, потому что существует риск ретравматизации человека.

Пример про девочку с историей ПА. Во время работы она оказалась на ногах передо мной, очень испуганная, она не знала, что делать, сомневалась, оставаться там, где стоит в своем страхе, либо взять мою поддержку. Интервенция типа «Ты должна взять ответственность и решить, что делать» может быть ретравмирующей, опираться ей не на что. Функция эго должна быть поддержана ид и персонелити. Я мог бы сказать: посмотри на меня, что меняется в теле, когда ты смотришь на меня?.. Это поддержка фона.

В начале ПА есть физиологические симптомы: у меня стучит сердце, у меня инфаркт… С течением времени становится понятно, что это страх инфаркта, а не инфаркт. Появляется страх. И это большой шаг, что пациент может сказать не то, что у меня инфаркт, а что я боюсь инфаркта. Но переход, который проявляется постепенно в терапии, это особенный тип страха, это страх, связанный с ощущением, с проживанием одиночества. Слово одиночество запрещено для человека, страдающего ПР. Это особенное одиночество. Оно отличается от одиночества при депрессии. Это одиночество того, кто внезапно обнаруживает себя слишком видимым перед огромным миром. Это одиночество того, кто внезапно чувствует себя очень маленьким перед огромным миром. И этот тип переживания запрещен для человека, иначе ПА бы отсутствовала.

В большинстве случаев ПА связывают с проблемами страха, и не связывают с одиночеством. Это слияние с полем страдания, пациент не осознает свое одиночество, и терапевт вынужден также не замечать его… При ПА возникает страх смерти и страх сумасшествия – это страхи, при которых мы выпадаем из сообщества. И тогда нужно, чтобы пациента кто-то сопровождал. Это страдание становится более слабым, когда я нахожусь рядом с кем-то, кому доверяю…
(Похоже на стыд, но стыд это одно из возможных ощущений, когда мы слишком выставлены. И при ПА может быть очень много стыда. Но кроме стыда может быть много других переживаний). Специфическое переживание – я слишком видим без ощущения земли под ногами.
Итак, при ПА обнаруживается какая-то вещь, с которой наше персонелити (представление о себе) не было в контакте, это глубокое одиночество, чувствуя которое человек ощущает себя слишком видимым перед лицом мира.
ПА возникает в тот момент, когда пациент не может защититься от видимости миру привычным способом прерывания контакта. Прерывание контакта это ограничение от встречи с новизной. В момент ПА мы переживаем опыт, когда мы не можем использовать обычные способы прерывания контакта.

ПА – это резкий прорыв неосознаваемого одиночества… Это контакт с чем-то, о чем человек не знал, что имеет это.

Это одиночество маленького ребенка, выброшенного в мир, усугубленное тем, что он не имел такого опыта, иначе он не пошел бы туда…
Что нам важно понимать? Два вопроса.

1. Что произошло за 2 минуты до панической атаки – в большинстве случаев пациент не помнит об этом. Возможно работает нейрофизиология (забывается)+ если работает неосознаваемое одиночество, пока не проведена работа, оно будет не осознаваться (Типичный ответ: «Нет, все хорошо»). Проводим микроанализ: вспоминаем, что происходило (посекундно ), чтобы восстановить неосознаваемые переживание (неосознаваемое одиночество). То, что происходит за две минуты до — очень важно, но восстановить это можно только в процессе длительной терапии. Микроанализ не необходим, но может быть полезен, особенно с очень контролирующим пациентом. Всегда есть что-то до, но оно так травматично, что оно теряется. И есть что-то, что я не могу пережить с помощью привычных способов прерывания контакта.
2. Почему именно в этот момент жизни?
Часто встречаются два фона жизни.
Эти два фона находятся в контакте с одиночеством, которое мы отрицаем и не осознаем. Первый фон – переход от ойкоса к полису. Ойкос – с греч – дом. Полис – мир, город. Ойкос – это место, где мало людей, интимность, там нас уже знают, там стены, которые нас защищают. Когда ребенок рождается, мы уже думаем, какой будет его комната, готовим ему кроватку, называем его… и это ойкос. Группа подготовки по психотерапии – сильнейшее место ойкоса, есть поддерживающая принадлежность, место, где мы укоренены. Язык, запахи, бабушка, дедушка – это ойкос.
Полис – место многих. Это место, где я еще не имею корней, принадлежности, место, где я чужак. Для того, чтобы быть там признанным, я должен что-то сделать. В ойкосе принадлежность гарантирована, полис – это место, где наша принадлежность может существовать, но может и нет. В переход от ойкоса к полису — это рискованный переход, в нем мы одиноки. Когда это может случиться? Например, когда я должен ехать учиться в другой город. Или когда я заканчиваю школу и иду в университет. Существует множество ПА в эти периоды. Либо, когда я переезжаю в другой город, либо когда выхожу замуж, в свадебных путешествиях, когда рождается ребенок, потому что я сама прекращаю быть дочкой, а становлюсь мамой, либо если я никогда в жизни не выходил из ойкоса. Если вы все еще в ойкосе, смерть родителей болезненна и обескураживает. Если вы в полисе, смерть родителей болезненна, но не обескураживает.
Если ПА случаются в этом переходе от ойкоса к полису, то это зависит либо от ойкоса (личной биолгафии), либо от полиса (социального контекста). Чем больше текуч и изменчив полис, чем он больше нарциссичен, тем больше ПА, т.к. вы одни и не можете почувствовать потребность в другом, потому что иначе вы проиграли. В постмодернизме отношения становятся нестабильными, не присутствуют социальные связи, которые поддерживают.
Есть одиночество и оно не может быть выражено, так как в нарциссическом контексте надо быть сильным и одиноким. Через ПА я возвращаю себе фигуру потребности в другом. Наиболее типичным временем ПА является возраст 15-35 лет – это возраст, в котором осуществляется переход.
Таким образом, ПА – это расстройство роста. Человек растет быстрее, чем его потребность в принадлежности, которую он имеет. Он не осознает свое одиночество. Поэтому обнаруживается движение к автономии, чем оно больше, тем больше потребности в принадлежности. Это причина, по которой в терапии очень независимые личности пугаются потери автономности и того, что они вынуждены иметь сопровождение, просят убрать симптом, чтобы быстрее вернуться к автономии. И на это не надо обращать внимание.
Я как терапевт знаю, что твоя автономия вырастет, если я верну тебя к принадлежности.
С этой точки зрения, особенно при первых ПА у молодых людей, необходимо посмотреть на точки боли в росте. Автономия растет быстрее, чем принадлежность, в которой есть потребность. Вместо того, чтобы видеть их хрупкими, видим их растущими, с точкой одиночества, в которой мы можем их поддержать.

То, что происходит в жизни человека до ПА, это то, что помещает человека в неосознаваемое одиночество. Человек не имеет опоры в переживании этого одиночества.
Это может быть при переходе от ойкоса к полису. Либо при потере близкого, которая не пережита до конца. Это непережитое горе развивает риск панических атак. Эта потеря оставляет каплю одиночества, в которой мы не отдаем себе отчет. При горевании не нужно только набраться сил и идти вперед. Тот, кто страдает ПА делает это слишком хорошо. Мы должны прорабатывать другую часть, чтобы то, что было потеряно, стало ассимилировано, стало моей кровью и мясом. Иначе, потеря имеет неассимилированный кусок и оставляет человека одиноким в мире.
Приходит человек и он не осознает ничего из перечисленного. Человек скажет: «Я хочу быть автономным, я имею симптом, который мешает мне жить. И он приходит с определенным типом телесности, где он чувствует отдельные органы, но не тело. Он чувствует сердце, которое бешено бьется, но он не переводит это в эмоцию. Он удовлетворен телом-объектом (медицина, пульс и тд), не имея контакта с телом живущим, где сердце бьется от любви, восхищения и т,д.

Специфические пункты поддержки таких пациентов и фазы терапии.

1. Фон терапевта (опоры терапевта)
Актуализируются поля. В каждом случае, когда приходит пациент с ПА, вы теряете опоры: плохо дышите, плохо сидите, напрягаетесь решать проблему. Это знаки, что вы потеряли опору. Когда пацент спрашивает, сколько времени потребуется, я говорю: «Не знаю, но постараюсь обойтись минимально возможным».
Это ответ фону. Фон не хочет знать точную цифру, но хочет потратить как можно меньше времени. Пусть вас не смущает возникающая фигура срочности. Если вы спокойны, пациент на уровне своих зеркальных нейронов тоже успокоится.
Другие опоры терапевта — отношения, связанности, сообщество, фон личности.
2. Есть опоры – земля под ногами – у пациента: ид и персонелити. Сначала важно работа с телом. Она не всегда легкая. Это переход тот физического тела к телу живущему. Идея в том, чтобы переживаниям давать фон. Не туда идем, где есть энергия, но питаем фон энергией.
3. Слова как опора. Существует два способа, при которых слова становятся опорой. Первое – в начале пациент не имеет слов, чтобы выразить свой опыт. Его опыт заключается в том, что я умираю, ответ доктора – у тебя ничего нет. В этом огромное одиночество. Задача создать совместные слова. В начале нет слов, которые соединяют наше понимание. Второй способ, когда слова являются опорой, это когда они создают фон отношений. В любой терапии есть переход, когда и пациенту и терапевту становится известна история, которая привела к панике. Слова становятся рассказом, который становится фоном для отношений. Наш рассказ это фон функции персонелити здесь и сейчас.
4. Фармацевтические препараты. В некоторых случаях необходимы, но они слишком часто прописываются. Препараты нужно использовать эксклюзивно, когда ПА настолько интенсивны, что делают невозможной жизнь, и когда они длятся, несмотря на психотерапию. Риск – они убирают симптом. Но в боли при ПА есть призыв к другому. Препараты усыпляют эту потребность. Антидепрессанты специфическим образом уменьшают потребность в другом.
5. Терапевтическая принадлежность. Пациент постепенно укоренится в отношениях. Здесь надо быть внимательным к тому, как может пациент «брать терапевта с собой», даже когда он не вместе с ним. Заполнять тетрадку, когда ему плохо (не только для анализ, но чтобы испытать сопричастность)

Фазы терапевтической работы
1. Физические симптомы
2. Эмоциональное измерение. Находим различные эмоции: страх, печаль и все они связаны с темой отрицаемого одиночества
3. Терапевтическая принадлежность. Постепенно выстраивается. Приобретает опоры, опоры остаются, когда пациент один. (Если пациент влюбится в вас, ПА исчезнет )
4. Сепарация. Очень важная вещь.
Эти фазы дидактические, не хронологические. Все эти фазы могут возвращаться, пересекаться и т.д. ПА после окончания терапии – про одиночество от расставания, которое не осознается. При расставании очень важно поддержать телесную память о присутствии.

Групповая терапия и панические атаки — Induka

Что самое страшное в жизни? Умереть, сойти с ума, потерять близкого? Психологи знают ответ на этот вопрос: потерять контроль над происходящим и стать заложником собственных эмоций. Тревога, паника, страх смерти – вот что заставляет цепенеть от ужаса. Панические атаки могут превратить жизнь человека в ад и лишить нормального существования.

Сегодня я вам расскажу еще одну историю из практики психолога, которая, возможно, поможет вам понять самого себя. Вы узнаете о том, что такое групповая терапия и как она помогает бороться с паническими атаками и психическими расстройствами.

Важно! О том, что такое панические атаки, можно прочитать в предыдущей статье “Гештальт-терапия. Случай из практики психолога: как связаны семейные тайны и панические атаки”

Далее со слов автора.

Цели групповой терапии

Эта история сразу о нескольких пациентах. Когда-то я проводила групповую терапию по паническим атакам, на дворе был 2005 год. Я была молодая, и моя карьера только начиналась. Тогда количество пациентов у меня резко увеличилось, и я физически не могла всех принять. Однако я не могла отвергнуть людей, которые нуждались в моей помощи.

Конечно, у меня была возможность отправить часть из них к своим коллегам, но мне было интересно посмотреть, что будет, если мои пациенты посмотрят на себя “с другой стороны”.

Важно! Групповая терапия проводится под присмотром психотерапевта в заранее созданной группе. Люди должны общаться друг с другом, делиться своими переживаниями, воспоминаниями и (!) собственными наблюдениями. Обычно занятия проходят раз в неделю, чтобы у человека было достаточно времени, чтобы проанализировать ситуацию и сделать выводы.

Цели групповой терапии:

  • снять напряжение;
  • разрешить внутренние конфликты пациентов;
  • скорректировать отклонения в поведении.

Ранее групповых занятий по паническим атакам я еще не проводила. Честно говоря, мне было проще работать индивидуально, ведь у меня было несколько отработанных планов и действенных техник для таких встреч. Но все же пора было расширять свои профессиональные границы.

Жалобы и симптомы. Первый случай проявления

Итак, группа набралась всего за две недели. Она была небольшой: шесть человек. Двое пациентов уже посещали личные сеансы, остальные же обратились чуть позже. Когда я поняла, что пациентов с таким диагнозом как панические атаки у меня много, я решила создать группу.

Первый сеанс прошел довольно напряженно, ведь сложно сразу начать доверять совершенно незнакомым людям.

Но каждый из пациентов поделился своей историей. Абсолютно все рассказывать не имеет смысла, поэтому рассмотрим несколько случаев.

На первой практике я попросила своих пациентов рассказать, что с ними случилось, как начались панические атаки и что они чувствовали в этот момент.

Марк, 29 лет. “Это случилось, когда я пришел домой после работы. Было поздно, часов одиннадцать, наверное.

Я холост, живу один в небольшой квартире. По дороге домой меня охватила тревога. Это было что-то непонятное. Ощущение, как будто за тобой кто-то идет или вроде того.Когда я был дома и собирался идти в душ, мне резко стало плохо. Я даже не понял, что произошло. Горло сжимало, а в глазах темнело. Но самое ужасное — это дикий страх умереть или сойти с ума.

Я дозвонился до скорой, но к их приезду все пришло в норму, и врачи сказали, что я просто переутомился. С тех пор прошел почти месяц, хотя по моим ощущениям – это была вечность.

Меня захлестывал страх сначала раз в несколько дней, а потом все чаще и чаще”.

Важно! Симптоматика панических атак схожа с симптоматикой сердечного приступа. Поэтому врачи скорой помощи иногда, выезжая на вызов, думают, что у человека сердечный приступ.

Но, в отличие от него, при панических атаках артериальное давление, температура тела и некоторые другие показатели находятся в норме.

В таких случаях применяются успокоительные средства.

Екатерина, 18 лет. “Я пришла из клуба немного выпившая, поэтому сначала все казалось пьяным бредом.Когда мы с мужем легли спать (да, я замужем в 18 лет), мне стало плохо.

Было ощущение, что мне нечем дышать. В голову лезла всякая ерунда, а сердце стучало и стучало. Я думала, что усну, но ничего не вышло. Страх нарастал, и у меня началась паника.

Потом я стала задыхаться. Более или менее пришла в себя, когда муж вызвал скорую и меня осматривал врач. Мне сделали укол и посоветовали обратиться к психологу, как я и сделала”.

Андрей, 34 года. “У меня все происходило немного по-другому. Уже больше года я живу с паническими атаками (кстати, диагноз я сам себе поставил, а потом пошел к врачу).

Все начиналось с банальной одышки. Немного перехватывало дыхание, а потом все было как обычно. Потом в этот коктейль понемногу добавлялись головокружения, тахикардия, тремор.

А затем меня начал охватывать дикий, нет, даже лютый страх. Я не мог понять, чего я боюсь. От этого становилось еще страшнее. Я уже думал, что схожу с ума.

Тогда я начал увлекаться психологией, поэтому зарылся в городской библиотеке с тучей книг. Оттуда-то я и узнал, что такое панические атаки.

Важно! Тахикардия – учащенное сердцебиение, которое возникает у человека при стрессе, физических нагрузках, повышенной температуре, волнении.

Тремор – непроизвольное дрожание пальцев или рук, которое вызвано мышечными сокращениями.

После этого необходимо было научить пациентов справляться с паническими атаками с помощью несложных дыхательных упражнений.

Дыхательные упражнения

Когда человек встревожен, его дыхание учащается. Он начинает “ловить” воздух, что и создает ощущение того, что человек задыхается. Это может усилить тревогу и усугубить ситуацию.

Поэтому я предложила моим пациентам в такие моменты использовать следующую технику.

Важно!

  • Пациент занимает удобное положение. Сидя или стоя – не важно. Главное, чтобы ему было удобно.
  • Далее с открытыми глазами начинает размеренно дышать. Лучше всего проговаривать про себя “вдох-выдох”.
  • Следит за дыханием и тем, как поднимается и опускается грудная клетка.
  • Затем следует задействовать диафрагму и дышать животом. Если не получается, нужно продолжать глубоко дышать грудью.
  • Далее делать вдохи и выдохи на пять счетов.
  • После каждого вдоха задерживать дыхание на пару секунд, а затем медленно выдыхать.

Такое упражнение лучше выполнять около 5 минут.

В это время все внимание человека должно быть направлено на дыхание, а не на тревожные мысли. Это поможет справиться с приступом.

Личная работа дома

Конечно, на этом лечение не заканчивается. После первого группового занятия каждый пациент должен был завести дневник, в котором бы записывал свое состояние. Также нужно было отмечать не только день и время приступа, но и событие, которое этому предшествовало.

Ежедневно пациенты должны выполнять дыхательные упражнения не только во время приступа, но и каждый раз перед сном. Так проще расслабиться, отбросить все тревожные мысли в сторону и заснуть.

Затем записывать все ощущения после него. Таким образом каждый пациент брал под контроль свои эмоции и мог понять, что могло спровоцировать появление тревоги.

Важно! У этого диагноза есть две стороны: видимая и невидимая.

То, что происходит с человеком во время приступа – результат внутреннего конфликта. Все симптомы и реакции тела – лишь видимая сторона, за которой и прячется настоящая проблема.

Месяц пациенты делились друг с другом своими наблюдениями и эмоциями, а я контролировала сеансы и направляла их мысли в нужное русло. Каждый уже примерно знал, как справляться с внезапными страхом и тревогой. Более того, пациенты разобщались, и уже знали друг о друге больше.

И чем дольше они записывали ситуации, которые предшествуют приступу, тем лучше все прояснялось.

Причины и триггеры панических атак моих пациентов

С каждым занятием мы понемногу приближались к причинам возникновения атак. Дневник событий очень в этом помогал.

Например, у Екатерины случались приступы в очень людных и шумных местах, а еще, когда в разговоре упоминалось хоть что-то, что было связано с ее отцом.

У Андрея, когда он оставался наедине с самим с собой и при любой ассоциации с детьми.

Оказалось, что Марк до смерти боится всего, что связано с лекарствами. А еще он ненавидел, когда ему что-то недоговаривают. И все это обрело смысл, когда все кусочки пазлов сложились.

Екатерине не было 18 лет, когда она забеременела. Родить ребенка в таком нежном возрасте – очень непросто. Ей тогда было всего 15.

Отец не выдержал такой новости: случился сердечный приступ. Он поправился, но прожил недолго. Спустя две недели после рождения внука он умер.

Моя пациентка была в очень близких и доверительных отношениях с отцом, поэтому для нее это был очень сильный удар. В связи с этим у нее пропало молоко, а ребенок стал часто болеть. А потом и вовсе они были постоянными пациентами в больницах. Когда все более или менее наладилось, психика Екатерины просто не выдержала. Поэтому ей нужна была помощь специалиста. Она проходила не только групповую терапию, но и курс медикаментозного лечения.

От Андрея ушла жена из-за того, что он постоянно работал и не уделял ей должного внимания. Разбежались и разбежались, что здесь такого. Но потом Андрей узнал, что на тот момент она была беременна, но ничего ему не рассказала. Более того, она сделала аборт.

Мысль о том, что у Андрея мог быть ребенок, съедала его изнутри. И он во всем винил себя, хоть и не осознавал этого. Андрею понадобилось много времени на личных сеансах в дальнейшем, чтобы избавиться от этого чувства вины и продолжать жить дальше.

У Марка тоже была ситуация не из легких. Несколько лет назад он попал в больницу с гастритом, но его врач допустил ошибку в лечении. Марку назначили не те медикаменты, лечение которыми чуть не привело к летальному исходу. Он несколько месяцев находился в тяжелом состоянии в больнице.

Дома его ждала любимая девушка, ну или должна была ждать. Когда Марк пошел на поправку, она ему сказала, что все это время изменяла с его же лучшим другом. Она не раскаивалась, не извинялась. Просто бросила его.

Марк справлялся очень мужественно, отказался от медикаментозного лечения и через полгода почти полностью справился с тревогой.

Результаты терапии

Группа была очень дружная, поэтому большинство продолжило общение друг с другом и в дальнейшем. А все потому, что их объединяла одна беда, одна проблема, которую никто не мог понять до этого. Друг с другом им было легче переживать эти моменты, делиться своими мыслями, наблюдениями.

Благодаря групповой терапии мои пациенты научились брать ответственность за все происходящее в их жизни на себя. Ведь я только направляла их разговор и мысли в правильное русло, стараясь не мешать их рассуждениям. Или не только?

Спасибо, что дочитали эту историю до конца. Ирина именно ее рассказывала мне не один раз – видимо, она для нее была очень важна.

Еще она постоянно делала акцент на том, что каждому из нас нужна поддержка и возможность выговориться.

Но еще больше нам нужно посмотреть на себя со стороны, пообщаться с людьми с такой же проблемой, как и у нас, чтобы понять, что мы не одиноки.


Делитесь своими эмоциями и историями в комментариях. Быть может, именно здесь вы найдете человека, который поймет вас и поддержит.

Панические атаки и тревога как лечить? Интервью с психологом и гипнотерапевтом Камилем Амировым

Автор Предложить Статью На чтение 12 мин. Опубликовано Обновлено

Интервью дагестанского психолога и гипнотерапевта Камиля Амирова, кто известен тем, что успешно работает со спортсменами от начинающих до чемпионов мира, является со ведущим ТВ программы про психосоматику и плюс ко всему ведет частную терапевтическую практику в Махачкале.

  1. Многие переживают паническую атаку, как что-то ненормальное, что происходит в их теле. Так что же такое паническая атака: это телесная болезнь, которая может привести к печальным последствиям или какая-то особенность нашей психики?

Паническая атака, по своим проявлениям действительно напоминает, какое-то телесное заболевание. Во время нее вы испытываете тахикардию, удушье и ряд других симптомов, которые само собой могут навести вас на мысль, что с вашим телом что-то не так. Именно поэтому многие люди, страдающие от панических атак, параллельно страдают и ипохондрическими проявлениями, т.е. они очень центрированы на своем теле, они обходят всех врачей, а когда анализы показывают, что никакой патологии нет, они не верят и идут к другим врачам.

Однако, надо понимать, что паническая атака не имеет никакого отношения к телесным заболеваниям. Это обычный страх…

Представьте себе, что на пустой улице вы встречаете злую собаку, которая начинает на вас скалиться. У вас сразу же начинается тахикардия, учащается дыхание, мышцы наливаются кровью и деревянеют, сжимается мочевой пузырь… Но дело в том, что когда на вас нападает собака, то вы обращаете внимание именно на собаку, а не на свое тело… а вот когда в ситуации отсутствует какой-то пугающий стимул, а мы ни с того ни с сего начинаем испытывать страх, тогда наше внимание и концентрируется на нашем теле и мы начинаем думать, что с ним что-то не так.

  1. Как же переживается паническая атака?

Как я уже сказал, паническая атака обычна начинается с каких-то телесных симптомов – симптомов страха. Многие люди этих симптомов не замечают, однако, те кто более чувствителен к своему телу начинает обращать на них внимание. У такого человека начинают возникать мысли в стиле «со мной что-то не так». Это мысль приводит к усилению страха, еще большей концентрации внимания на ощущениях и, в конце концов, к еще большему страху; у человека возникают мысли типа «Я, умирая», «Я схожу с ума», «Мне никто не поможет», «Я беспомощен» и различные другие варианты. В итоге человек попадает в так называемый порочный круг панической атаки[1], когда симптомы страха сами по себе вызывают еще больший страх, а он еще больше усиливает симптомы. У человека начинается паника, он кричит, плачет, ищет таблетки, зовет на помощь. Это ужасное состояние, в котором он практически не контролирует себя.

  1. Вы говорите, что паническая атака – это страх, но из-за чего он возникает, если в ситуации нет ничего пугающего?

Это хороший вопрос, так как, например, в когнитивно-поведенческой терапии вообще не понимают и не рассматривают причины появления панических атак, они просто говорят об усилении уже имеющейся тревоги. А вот психодинамическая терапия и гипнотерапия, в частности, разбирают этот вопрос.

Паническая атака при паническом расстройстве действительно никак не связана с ситуацией, она связана с внутренними динамическими причинами, а, проще говоря, с нашими стрессом и тревогой. В течении какого-то времени человек накапливает определенный уровень стресса, не имея возможности отреагировать его и выразить свои эмоции. Стресс приводит к страданиям организма, его изнашиванию, и в итоге наш организм выбирает наиболее оптимальным способ избавления от стресса – паническую атаку, когда за счет криков, слез, бегства и т.д. мы может отреагировать зажатые эмоции и израсходовать стрессовые гормоны[2].

К сожалению, такое решение является лишь временным, и как только у человека снова накапливается стресс, он снова впадет в паническую атаку…

  1. Вы говорите о важности реализации своих эмоций и стресса, а на сегодняшний день это становится большой проблемой для большинства людей из-за особенностей нашей культуры и многих запретов на выражение эмоций. Более того, сегодня именно тревожные расстройства занимают первые места по распространённости психических расстройств. Так вот вопрос: проблема в нашей культуре? Действительно ли это именно современный мир заставляет нас испытывать панику и ужас?

Большинство специалистов и психологов сегодня говорят о решающем влиянии нашей культуры на формирование тревожных расстройств. Современные темпы работы, необходимость постоянно осваивать новые технологии, различные кризисы и эпидемии – все это побуждает людей испытывать все большую тревогу в нашем обществе.

Другое мнение состоит в том, что наша культура накладывает отпечаток на наши социальные взаимоотношения. Мы все больше уходим в себя, замыкаемся, а реальное общение заменяется на обезличенные сообщения в социальных сетях. В итоге люди становятся все более одинокими, они теряют возможность разделить свои сложности с другими людьми и найти поддержку. Все это приводит к нарастанию стресса, который и выражается в панике и тревоге.

Однако, я бы уточнил эти позиции, ведь не смотря на то, какие требования предъявляются культурой к современному человеку, далеко не все страдают от паники и тревоги. Всегда есть какая-то более значимая причина, под влиянием которой человек и начинает заболевать. Гипнотерапия видит эту причину в психологических травмах, полученных в раннем возрасте.

  1. А какие психотеравмы к паническим атакам?

Нужно сказать, что здесь все индивидуально для каждого человека, однако в целом мы можем выделить два типа психотравм, которые приводят к паническим атакам: психотравмы с фрустрированными потребностями и психотравмы, в которых формируется сверхчувствительность к собственным телесным реакциям. Сейчас поясню, что все это значит.

Когда я говорю про первый тип психотравм, я имею в виду те ситуации, где осталась неудовлетворённой какая-то потребность человека в детстве. Такая потребность напоминает о себе всю оставшуюся жизнь и формирует тот самый стресс. Например, ребенка в детстве постоянно забывали в детском саду, да и вообще родители мало уделяли ему внимание, было мало друзей. Это привело к тому, что у ребенка формируется ощущение одиночества, но ему очень хотелось бы иметь кого-то рядом. Как мы уже сказали, обычная черта современного мира – это одиночество. В итоге социальная потребность такого человека так и не находит удовлетворения, с течением времени напряжение от одиночества нарастает и в конце концов, человек испытывает паническую атаку.

Другой пример – условная любовь. Ребенка всю жизнь воспитывали так, чтобы он соответствовал высочайшим стандартам и только так он мог получить любовь родителей. Это стремление соответствовать сохранилось и во взрослой жизни, что привело к тому, что человек просто изводит себя, чтобы сделать все идеально, удовлетворить все требования, быть самым лучшим. И, конечно, же, как и у любого нормального человека, у него это не получается, непомерные требования рождают стресс, и он впадает в панику.

Второй тип психотравм, связан с формированием сверхчувствительности к телесным реакциям. Именно такая чувствительность и активизирует порочный круг панической атаки. Среди частых психотравм здесь можно привести смерть родственника от какой-то болезни, его плохое состояние или страшные медицинские процедуры. Все это заставляет человека испытывать страх перед заболеванием и делает его гиперчувствительным к телесным симптомам.

Другой вариант – это, когда человек испытывал какие-то проявления похожие на симптомы панической атаки в реальной опасной ситуации. Например, молодой человек чуть не захлебнулся в детстве, что нанесло ему травму. Теперь же когда у него возникает небольшая отдышка, она напоминает ему об ощущении того, как он захлебывался и у него начинается паника.

  1. Каким образом гипнотерапия может помочь в этих ситуациях и может ли?

Да, если человек предрасположен к гипнотерапии, она может помочь вылечить данное расстройство [3] [4]. В процессе гипнотерапии мы активируем механизмы памяти пациента [5], так что он способен вспомнить травмы, послужившие причиной паническим атакам.

Например, один из клиентов вспомнил, как, однажды его побила мама. Конечно, она его просто отшлепала, однако, тогда для ребенка это был абсолютный шок. Ребенок принял убеждение, что даже любящие люди могут предавать, что их поведение непредсказуемо. Затем это вылилось в том, что человек не мог построить глубоко интимные отношения с другими людьми, потому что постоянно ожидал от них подвоха и предательства. Это создавало постоянное напряжение от чувства одиночества и настороженности, которое затем и выражалось в панике. Гипнотерапия позволила проработать данную ситуацию. Во-первых, мы отреагировали те чувства, которые тогда проявились к матери, а это был целый спектр эмоций и страх, и обида, и вина… А во-вторых, я помог человеку понять, что мама его не придавала, а лишь воспитывала, пускай и по-своему, потому что она любила его. Далее мы создали образ объединения матери и сына, который позволил реализовать потребность клиента в любви и доверии. И панические атаки ушли…

Другой пример, связан со вторым типов психотравм. Играя с другими детьми в детстве, клиент и не заметил, как игра перестала быть шуточной и его, там чуть не придушили. Это мало того, что было страшно, так еще и неожиданно для него, настолько неожиданно, что весь мир тогда перевернулся. При этом сам клиент является достаточно чувствительным к воздуху в помещении, т.е. ему тяжело дышать в непроветренных местах, из-за этого подскакивает давление и появляется ряд других неприятностей. Понятно, что в какой-то момент под влиянием стресса, он ассоциировал свои проблемы с дыханием с тем случаем и стал испытывать панический страх.

В гипнотерапии мы проработали ту ситуацию в детстве, позволили клиенту отреагировать те чувства, которые он испытывал, когда его душили. В тот момент он очень хотел кричать, но не мог, так как его держали. В процессе сеанса он прокричался, отреагировал свою агрессию, тем самым расформировав условный рефлекс. В итоге панические атаки ушли, да и в плане дыхания все стало намного легче.

  1. Вы многое сказали про панические атаки, а что про тревогу? Есть ли какие-то принципиальные отличия тревоги от паники?

Да, с тревогой все немного сложнее. Дело в том, что тревога часто является следствием тревожного темперамента или акцентуации личности. При этом тревожное расстройство, часто идет рука об руку с паническим расстройством [6]. И то, что раньше называли ВСД, тоже в принципе сводится к тревожному расстройству. Это говорит о том, что тревогу крайне сложно корректировать, ведь, по сути, она является врожденным свойством личности [7]. Однако, с чем мы можем работать, так это с тревожностью в конкретных ситуациях, когда, например, человек боится знакомств, боится проявлять себя или делать еще что-то. Постепенно прорабатывая такие ситуации, мы устраняем и тревожность.

Тревога — также является камнем преткновения в глубинной психологии. Она рассматривается как аналог телесного возбуждения, который возникает, когда человек не способен отреагировать свои чувства или испытывает какой-то внутренний конфликт. Например, с детства ребенку запрещали проявлять агрессию, либо через прямой словесный запрет, либо путем насилия, когда, например, папа бил ребенка, а любые ответные агрессивные проявления наказывались. В итоге человек стал вытеснять и подавлять свою агрессию, однако, это не значит, что он перестал испытывать потребность в ее выражении. Я думаю, вы и сами догадываетесь, что агрессия играет огромную роль в нашей жизни, она позволяет нам проявлять активность, отстаивать свои права и границы, да и просто быть уверенным в себе. Однако, если человек агрессию подавляет и не осознает, она и будет выражаться в тревоге. Тоже касается и любых других чувств, которые могут прятаться за тревогой, например, это может быть обида (когда-то человек запретил себе обижаться на маму) или стыд (например, девушка запретила себе проявлять сексуальность) и множество других вариантов.

В нормальном состоянии тревога – это просто один из этапов к проявлению тех или иных чувств или эмоций и их осознания [8]. Самый простой пример – это сексуальное возбуждение. Здесь тело возбуждается и в прямом и в переносном смысле, есть какая-то толика волнения, но потом оно перерастает в сексуальное желание. У тревожных людей этого не происходит, они так и остаются при своей тревоге, и в итоге не получают никакого удовольствия от секса, да и от жизни в целом. Все, потому что они заблокировали свои телесные ощущения, потеряли способность осознавать свои желания и направлять свою энергию в благоприятное русло.

В такой ситуации гипнотерапевт помогает осознать, какие чувства и эмоции скрываются за тревогой, помогает их отреагировать и высвободить внутреннюю энергию человека.

Литература


[1] Ян Прашко, Петр Можны, Милош Шлепецки и коллектив. Когнитивно-бихевиоральная терапия психических расстройств — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2015 — 1072 с.

[2] Джойс Ф., Силлс Ш. Гештальт-терапия шаг за шагом: Навыки в гештальт-терапии — М, Институт Общегуматинарных Исследований, 2010 — 352с. (Серия: «Современная психология: теория и практика»)

[3] David Kraft. Panic Disorder Without Agoraphobia. A Multi-Modal Approach: Solution-Focused Therapy, Hypnosis and Psychodynamic Psychotherapy. Journal of Integrative Research, Counselling and Psychotherapy, vol.1.no.1 March 2012

[4] Hammond, D. C. (2010). Hypnosis in the treatment of anxiety- and stress-related disorders. Expert Review Newsletter, 10(2), 263-273

[5] Steblay, N.M. & Bothwell, R. (1994). Evidence for hypnotically refreshed testimony: The view from the laboratory. Law and Human Behavior, 18, 635-652.

[6] Van Velzen, C. J. M. Social phobia and personality disorders: Comorbidity and treatment issues. — Гронинген: University Library Groningen, 2002.

[7] Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. — Санкт-Петербург: Речь, 2009. — 256 с

[8] Прибрам К. Х. Языки мозга = Languages of the Brain. — Москва: Прогресс, 1975. — 463 с.

Третьяк Леонид Леонидович - Психотерапия панического расстройства

Жизнь в современном мире, с постоянно изменяющимися правилами игры глобального общества потребления, увеличивает социально-стрессовую нагрузку и приводит к росту распространенности и патоморфозу клинической картины невротических расстройств. Невроз по определению, представляет собой психогенно-обусловленное расстройство, возникновение которого является отражением актуализации патогенного психического конфликта. Исходя из этого, основным методом лечения неврозов была и остается психотерапия. Среди психотерапевтических направлений на постсоветском пространстве гештальт-терапия заняла одну из лидирующих позиций, однако число публикаций  посвященных применению данного метода в клинической практике все еще крайне незначительно. Однозначного отношения к описаниям интервенций в лечении отдельных нозологий в современной практике гештальт-терапии нет, и точки зрения колеблются в очень широком диапазоне -  от попыток создания интегративной модели, применимой в клинической практике до полного неприятия нозоцентрического подхода. В рамках данной статьи предпринята попытка описания стратегий работы гештальт-терапевта с часто встречающимся в практике врача-психотерапевта паническим расстройством (эпизодической пароксизмальной тревогой). Некоторые направления работы, приведенные в настоящей статье, могут дать представление об особенностях применения гештальт-подхода в лечении широкого спектра расстройств невротического уровня.


Термин «панические атаки»   предложен   в рамках   разработанного  по  феноменологическому принципу руководства DSM-ІІІ-R. Ниже приводятся основные диагностические критерии панического расстройства (F.41.0), согласно Международной классификации болезней 10-го пересмотра:
  • Приступы начинаются внезапно, вне прямой связи со специфическими ситуациями, опасными и угрожающими жизни ситуациями;
  • Панический приступ четко очерчен, начинается внезапно, достигает максимума в течение нескольких минут и длится в течение нескольких минут, может сопровождаться состояниями деперсонализации и дереализации, чувством удушья, страхом смерти или страхом сойти с ума, приливами жара или холода, потоотделением, сухостью кожи или тахикардией


  • Как правило, не соответствует критериям других расстройств. В случае если появление панических атак сопровождается избеганием ситуаций, в которых впервые возник эпизод пароксизмальной тревоги, панические расстройства описываются в рамках диагноза «Агорафобия с паническим расстройством» (F40.01).

Нами разработана программа психотерапии аффективных расстройств невротического уровня с использованием принципов и методов гештальт-подхода. Она нашла практическое применение в условиях стационара психотерапевтического профиля (Городской психиатрической больницы №7 им. акад. И.П.Павлова г. Санкт-Петербурга)  и амбулаторной практике. Ниже приведено описание последовательности психотерапевтических интервенций.

Диагностический этап

Феноменологические  схожие  по  своим  проявлениям  пароксизмы тревоги (панические атаки)  отмечаются  в рамках  различных  нозологий - эндогенных расстройств невротического и субпсихотического уровня - эндогенной депрессии, неврозоподобной шизофрении, органических и соматических расстройств (например, гипертонической болезни и заболеваний щитовидной железы) что, соответственно, требует адекватной дифференциальной диагностики. Для невротических расстройств характерно соответствие критериям психогений, предложенным К.Ясперсом (1913), наличие актуального психологического конфликта и его отражение в переживаниях пациента, выраженность психического и вегетативного компонента тревоги. Для эндогенных депрессивных расстройств в большей степени характерны так называемые «симптоматически бедные» панические атаки  и наличие в той или иной степени признаков депрессивной триады (стойкого снижение настроения, заторможенности моторики и замедленности мышления). Панические пароксизмы в рамках агорафобии сочетаются с еще одним важным элементом так называемого агорафобического симптомокомплекса - фобическим избеганием. Обычно пациенты избегают мест, которые являются своеобразными «контекстными якорями», впервые возникшего тревожно-вегетативного пароксизма - общественный транспорт (в особенности станции метрополитена), многолюдные площади, гипермаркеты. Они несут также своеобразную символическую нагрузку, выступая в качестве активирующей ситуации для разного рода катастрофических фантазий, отражающих обсессивно-компульсивную динамику и характерный конфликт несостоятельности самоконтроля. Формированию агорафобии способствует и ряд личностных особенностей пациентов, характерной чертой которых является сочетание разнонаправленных тенденций - экспансивности и склонности  к самоконтролю и самоограничению.

В связи с этим, представляется полезной многоосевая диагностика расстройств по типу пароксизмальной тревоги, базирующаяся на принципах биопсихосоциального (холистического) подхода(Th. Uexkull и W. Wesiak, 1991).

В связи с этим психотерапевтический диагноз может включать в себя несколько последовательных блоков:


  • Собственно нозологический диагноз-оценку расстройства  с позиций МКБ-10;
  • Этиопатогенетический диагноз - в рамках какого заболевания рассматривается синдром эпизодической пароксизмальной тревоги? Какой тип коморбидности имеет место в данном случае?
  • Каков психогенез расстройства - что выступает в качестве определяющего, предрасполагающего и пускового фактора расстройства?
  • Психодинамическая ось, - какие устойчивые личностные особенности пациента отражаются в клинической картине расстройства? Какие актуальные психологические конфликты символизирует симптом?
  • Экзистенциальная ось - как расстройство отражает нарушение значимых отношений в настоящем? Каков контекст ситуации, непосредственно предшествующий его возникновению? Какие условия социальной среды способствуют его сохранению и усилению (элементы вторичной выгоды)? Соответственно, психотерапевтический диагноз, как «свернутый план лечения» не является статичной структурой, а динамически изменяется и уточняется в процессе взаимоотношений с пациентом.


Формирование альянса

Диагностика осуществляется в процессе первой встречи, по итогам которой пациенту может быть предложен план лечения, включающий патогенетическую фармако - и психотерапию. Большое значение имеет установление доверительных отношений, с ясным пониманием пациентом терапевтических мишеней и задач, на решение которых направлены прелагаемые методы. Патогенетическая фармакотерапия тревожных расстройств проводится с применением селективных серотонинергических антидепрессантов достаточно длительно, и переносимость побочных эффектов имеет первоочередное значение. Некоторым пациентам с тревожно-фобическими расстройствами   присущ соматоцентрированный тип внутренней картины болезни, в чем проявляется, прежде всего, тенденция к еще более глубокому вытеснению психологического конфликта на соматический уровень за счет усиления механизмов защитной алекситимии. В связи с этим, следующим этапом работы являются интервенции, направленные на раскрытие внутренней картины болезни и внутренней картины здоровья, имеющие целью формирование и укрепление осознанного сотрудничества и терапевтического альянса. В гештальт-подходе с этой целью на вводном этапе терапии применяются упражнения, на идентификацию с симптомом - позволяющие раскрыть его символическое значение и перевести проблему из плоскости сугубо соматической в плоскость нарушенной системы отношений. В состоянии легкой релаксации пациенту предлагается вновь воспроизвести симптом, как если бы он проявлялся в настоящем времени, отметив все ощущения в теле, которые возникают при этом. Затем пациентам предлагается подобрать образ или метафору симптома - на что бы он мог бы быть похож, как бы двигался и.т.д. Далее пациенту предлагается про себя озвучить симптом - что бы он сказал, обращаясь к «сознательному Я» пациента? Как бы симптом «мог описать» то, что он делает с пациентом? Что бы симптом «сказал» родственникам и близким пациента? Как меняется их поведение при его появлении?

Работа с арт-терапевтической и психодраматической метафорой также позволяет преодолеть сознательное сопротивление пациентов и упростить конфронтацию с содержанием конфликта. Отождествляясь с симптомом, как спроецированным в сферу соматического содержанием психологического конфликта, пациент при минимальном вмешательстве психотерапевта осознает и принимает задачи психотерапии.

После обсуждения упражнения с пациентом заключается психотерапевтический контракт, содержанием которого становится регулярность, место и время  встреч, ролевые позиции терапевта и клиента, условия переноса встреч и завершения терапии. Внимание к условиям сеттинга позволяет предупредить последствия избегающего поведения пациента (откладывание и отмена встреч), стабилизировать альянс в случае негативного переноса (когда терапевт воспринимается как недостаточно чуткий и поддерживающий). Отдельно обсуждаются условия телефонных звонков пациента. Некоторые пациенты с паническим расстройством склонны злоупотреблять внимание терапевта, формируя психологическую зависимость от него, и требуя утешающих психотерапевтических «поглаживаний» в условиях приближения приступа паники. Подобное поведение терапевта поддерживает регрессивно-зависимую позицию пациента, лишая его способности поиска активных путей совладания с тревогой, поддерживая его представление о себе как о беспомощном. Более полезным представляется научение пациента простым поведенческим техникам, направленным на совладание с пароксизмом тревоги (к их числу можно отнести парадоксальную интенцию, десенситизацию и.т.д.). Затем пациенту дается представление о природе тревоги, ее вегетативном и психическом компоненте и дается разъяснение: «если с вегетативным, физиологическим компонентом будут постепенно справляться медикаменты, психическая тревога - Ваши эмоции, мысли и фантазии будут предметом нашего совместного исследования».

Этап сфокусированной работы


Содержанием данного этапа работы становится совместное углубленное исследование феноменологии пароксизма в диалоге с терапевтом. Исследование контекста возникновения конкретного пароксизма проводится в традиционном для гештальт-терапии ключе - пациенту предлагается в настоящем времени и от первого лица воспроизвести свои переживания во время последнего приступа паники. Большинство пациентов озвучивают так называемые катастрофические фантазии, появление которых предшествуют вегетативным проявлениям пароксизма. В гештальт-терапии фобий к ним применяется принцип, который один из основателей метода Изадор Фромм применял в работе со сновидениями. Краткая формулировка принципа - «чтобы расшифровать кошмар, его нужно досмотреть его до конца».

Приведенный фрагмент сессии иллюстрирует проработку катастрофических фантазий.

Терапевт: С чего вам хочется начать сегодня?

Клиент: Я сижу здесь на группе, слушаю рассказы других и понимаю, что у всех людей здесь серьезные проблемы, а я все время думаю об этой ерунде

(попытка обесценить свои переживания и проверить реакцию терапевта, декларируемое самообвинение)

Терапевт: Что вы имеете виду? Расскажите подробнее…

Клиент: Я боюсь метро…  И конечно, очень хотела бы от этого избавится, но вот как не знаю, хотя и понимаю что проблема дурацкая…Может быть Вы посоветуете как с этим можно справится, внушите мне что это нестрашно…

(клиент демонстрирует достаточно типичный запрос на механическое изменение симптома сформулированного достаточно абстрактно, запрашивает интроекцию в форме «совета» и пытается обесценить беспокоящие переживания).

Терапевт: Попробуйте рассказать, как именно Вы «боитесь метро»? Представьте, что Вы уже там и расскажите об этом от первого лица и в настоящем времени.

(терапевт поощряет самоэксплорацию клиента, предложение рассказа в настоящем времени активизирует переживание и способствует мобилизации энергии клиента).

Клиент: Я начинаю подходить к двери, спускаюсь на эскалаторе, у меня появляется волнение, напрягаются плечи, все вокруг как будто нависает и начинает давить на меня, мне страшно, подташнивает, я боюсь что я потеряю сознание и упаду вниз…(фантазия о падении отражает страх потерять контроль и невротический сверхконтроль поведения).

Терапевт: Попробуйте представить, что будет дальше…

(принцип продолжения фантазии, «досматривания кошмара»).

Клиент: В каком смысле дальше? (напряжена, дыхание поверхностное, настораживается, усиливаются признаки избегания в ситуации здесь и сейчас)

Терапевт: Я отмечаю, что у вас усилилось напряжение в области плеч, и Вы практически престали дышать…Я предлагаю пофантазировать, что случится, если вы упадете…(отражение процесса,  насыщение фигуры через отражение фона, конфронтация с избегаемым опытом в виде предсознательной катастрофической фантазии)

Клиент: (после некоторой паузы, более тихим голосом и в медленном темпе) Я падаю вниз, качусь по ступенькам мимо людей, которым практически нет дела до меня, растягиваюсь внизу и лежу на ступеньках, а люди равнодушно проходят мимо…(происходит фокусировка фигуры)

Терапевт: Люди равнодушно проходят мимо, и им нет дела до меня… (насыщение фигуры через отражение слов клиента). Попробуйте продолжить фантазию.

Клиент (после паузы) Я лежу без сознания, люди равнодушно осматривают меня, кто- то, наверное, думает, что я пьяная, кто- то смеется, но большинство вообще не обращает внимания, у них свои дела - им нет дела до какой то дурочки в метро (элементы повторяющейся фигуры, отражающей фрустрированную потребность в зависимости)

Терапевт: Что вы чувствуете сейчас, произнося эти слова? (прямая аппеляция к чувственному опыту «здесь и сейчас»)

Клиент (вздыхая): Грусть и печаль, какую то беспомощность…

Терапевт: Останьтесь с этим переживанием.…На что это похоже в Вашей жизни?

(челнок от фантазии к опыту отношений)

Катастрофические фантазии представляют собой психические эквиваленты так называемой сигнальной тревоги, впервые описанной З.Фрейдом - тревоги связанной с проникновением в сознание вытесненного конфликтного импульса. Психическая тревога в структуре тревожного пароксизма символически содержит в себе  компромисс между вытесненным импульсом и системой защиты против этого импульса. Когда терапевт доходит до эмоции, лежащей в основании «фигуры» сессии, он совершает так называемый челнок в актуальные отношения и жизненную ситуацию - «о чем это может быть в Вашей жизни?». «Челнок» может приводить клиента от катастрофических фантазий к реальному  эмоциональному опыту - травматическим воспоминаниям прошлого, либо  переживаниям настоящего. 

Пациент  А.,34 лет. В процессе исследования катастрофических фантазий вообразил сцену своей смерти от инфаркта за рулем автомобиля. Фантазия о предсмертных мгновениях включала в себя воспоминание о детях, «лица которых стоят перед глазами», и острое чувство вины перед ними. Для А. актуальной являлась ситуация конфликтного адюльтера, наличие которого он скрывал от своей супруги в течение последних полутора лет. В течение последнего года у него стали проявляться тревожно-вегетативные пароксизмы. 

Содержание катастрофических фантазий можно условно сгруппировать в частично пересекающиеся блоки, отражающие наиболее частые конфликтные зоны пациентов с паническими расстройствами:


  • Катастрофические фантазии, отражающие тревогу сепарации. В этих фантазиях клиенты сообщают о чувстве беспомощности, страхе оказаться без поддержки. Данная группа фантазий характерна для личностей чрезмерно использующих механизмы регрессивной зависимости с целью приспособления к ситуации. В структуре катастрофических фантазий данного блока часто встречаются ипохондрические фобии, в частности, кардиофобия - страх оказаться среди людей в беспомощном состоянии, «с болью в сердце и с пеной у рта». И.Ялом выделяет в качестве одной из экзистенциальных защит от переживания конечности бытия «иллюзию конечного спасителя». Утрированное использование этой защиты в зависимых отношениях, равно как и фрустрация потребности в зависимости ярко проявляется в катастрофической фантазии «беспомощности». Иногда неосознаваемые желания разрушения значимых отношений (к примеру, супружеских), под влиянием опасных для их поддержания сексуальных импульсов, входят в противоречие с желательностью поддержания регрессивно-зависимой роли (мученицы, жертвы). Подобные конфликты характерны для гистрионных и мазохистических личностей, что может потребовать исследования механизмов «вторичной выгоды». Характерны колебания пациента между яростью, направленной на разрыв отягчающей связи, и молчаливой покорностью сложившейся ситуации. Двойственность и противоречивость в попытке отделиться с одной стороны, и попытке сохранить отношения с другой стороны может отражать патологический семейный контекст пациентов. Созависимые отношения с плохо осознаваемыми границами переходят из родительской семьи пациента в его супружеские отношения и служат постоянным источником внутрисемейного напряжения. Отделение и автономия, являясь необходимой частью жизненного процесса, на чувственном уровне переживаются пациентами как необратимая утрата. Истоки подобной двойственности можно искать в амбивалентной позиции родителей по отношению к попыткам сепарации со стороны ребенка.
  • Катастрофические фантазии, отражающие несостоятельность механизмов контроля эмоциональной экспрессии. В данном случае  в структуре катастрофических фантазий доминирует страх обнаружить неконвенциональное поведение. Из ипохондрических фобий в этом блоке доминирует лиссофобия (страх безумия). Лиссофобия также часто встречается в структуре агорафобического симптомокомплекса в инициальном периоде малопрогредиентной шизофрении, однако в этом случае отличается недифференцированностью описания и сочетается с рядом других патогномоничных нарушений: сферы мышления,  самосознания, эмоционально-волевой сферы, восприятия телесных функций. В ходе исследования лиссофобических фантазий гештальт-подходе пациенту предлагается отождествиться со своей «безумной частью» и также озвучить свои переживания в этой роли, полностью проиграв ее психодраматически или в воображении. В случае невротической этиологии расстройства фантазии о собственном «сумасшествии» содержат элементы вины и стыда за свое поведение, указывающие на блокированную экспрессию аффектов, связанных с деструктивной агрессией. Таким образом, раскрывается основное содержание психастенического конфликта между долгом (интроецированными нормами экспрессии) и желанием (агрессивными импульсами, направленными на обеспечение автономии поведения). В дальнейшем диалоге с пациентом в фокусе внимания находятся механизмы контроля эмоциональной экспрессии (ретрофлексии), а также механизмы принуждения и нормативности поведения (интроекты). Интроективная нормативность строится на четком соблюдении правил коммуникации, нарушение которых может вызвать острое чувство стыда (появляется компульсивное желание покинуть комнату для переговоров, страх выглядеть нелепо вследствие волнения). Переживание стыда также связано с проекцией самоосуждения и ранее имевшимся травматическим опытом собственной несостоятельности, публичного унижения,  который могли наблюдать другие. Таким образом, стыд является «триадным перживанием», в котором переживающий унижение рискует быть исключен из группы в связи со снижением своего ранга в социальной иерархии (эквивалент «изгнания из племени»). Еще одним значимым аспектом стыда является его ретрофлексивный (ретрофлексия - поворот против себя, возврат импульса) характер. В стыде соединяется «желание раскрыться и быть принятым со всеми своими недостатками, и желание спрятать свои слабые стороны и дефекты». В результате побеждает желание спрятаться и переживание неполноценности усиливается. Тематика зависимости также отражается в фантазиях о сумасшествии - освободится от тирании принуждения в отношениях, можно только «сойдя с ума». Любая фантазия, согласно психодинамической традиции представляет собой реализацию возможности либо желания, расходящегося с целями «сознательного Я». «Сумасшедшая часть» спроецированная в фантазиях об утрате контроля, прежде всего, избавлена от ответственности и жесткого следования конвенциональным поведенческим нормам. Не случайно в народной традиции шут или блаженный мог сказать деспоту в лицо, все, о чем  думают, но не говорят другие. В терапии социофобических переживаний более эффективными являются групповые формы работы, в условиях которых может быть получен корригирующий эмоциональный опыт и позитивная обратная связь участников группы- «третьей стороны». Этим также создаются условия, облегчающие последующее самораскрытие в социальных взаимодействиях.
  • Катастрофические фантазии, связанные с несостоятельностью механизмов избегания. В структуре фантазий этого блока доминируют фантазии связанные с безвыходностью-клаустрофобические и танатофобические переживания (страх смерти, страх быть закрытым в лифте, страх вмешательств, связанных с иммобилизацией - например, в кабинете стоматолога). Смерть - наиболее яркий экзистенциальный символ границы, и танатофобия является ощутимым проявлением экзистенциальной тревоги. Компульсивное откладывание активностей, связанных с возможным риском, характерное для обсессивных, перфекционистски-настроенных и избегающих личностей представляет собой «помпу», постоянно подкачивающую напряжение и тревогу. Результатом чего является большое количество «хронически незавершаемых гештальтов», вытесняемая размытость экзистенциальных ориентиров и неопределенность личностных границ. Механизм смещения играет ключевую роль в формировании  фобий и одним из первых защитных механизмов, описан З.Фрейдом в его анализе фобии маленького Ганса. Его аналогом в гештальт-подходе служит механизм дефлексии (уклонения), включающий как традиционное аналитическое понимание смещения как процесса действующего в восприятии, так и лежащего в основе избегающего поведения. Дефлексия закрепляется в условиях риска слишком бурной и болезненной реакции значимого другого на проявления личностной автономии. Слишком критичное отношение к ошибкам ребенка, завышенные стандарты результатов деятельности, бурные смещенные агрессивные аффекты родителей - неполный перечень условий, которые способствует формированию творческого приспособления в форме «дефлексии». В результате  избыточного применения данного механизма формируется «синдром откладывания», способствующий росту напряжения. Напряженность в межличностной сфере усиливает пассивные механизмы защиты, в  частности механизмы отрицания и реактивного образования, а также «уничтожения сделанного».

Усиление данных механизмов, как правило, непосредственно отражает наличие актуального затяжного межличностного конфликта, затруднения в построении границ и патологическое приспособление к нарушенным отношениям.

Например, чем больше скрытой агрессии и напряжения  отношениях между супругами, тем более вежливо-предупредительным становится поведение пациентки в отношении зависимого супруга («реактивное образование»). Однако границы зависимого партнера остаются нарушенными и периодически возникают прорывы компульсивной ярости в отношения с последующим усилением чувства вины. Непереносимость вины обуславливает попытки примириться с супругом через отказ от претензий и возвращения к зависимым отношениям («уничтожение сделанного»).

Танатофобия в данном контексте представляет собой экзистенциальный сигнал, отражающий необходимость подведения итогов и установления более определенных личностных границ, смерти социальных фасадов и проявления своей подлинной сущности.  Ф.С. Перлз в своей метафоре «слоев невроза» выделял «слой смерти», прохождение которого необходимо для подлинных изменений экзистенциальной ситуации. Смерть одной устойчивой, но устаревшей конфигурации системы отношений ведет за собой неизбежное рождение новой и представляет собой постоянный элемент процесса самоактуализации. Однако она сопряжена с неизбежными утратами и рисками, и чревата оживлением более ранних тревог, связанных с сепарацией от объекта привязанности. Иногда в процессе исследования катастрофических фантазий, клиенты совершают самопроизвольные «челноки» в травматические опыты сепарации раннего детства.

Пациент Е.В. «Мне вспоминается случай раннего детства, когда папа привез меня в санаторий для детей, страдавших болезнями дыхания. До этого я никогда не уезжала и не оставалась одна. Я долго не могла понять, куда он ушел, он ведь что-то говорил про то, что скоро вернется. Дети меня встретили насмешками, я не знала, что делать и  заснула на своей кровати, чтобы поскорей его дождаться… Когда я проснулась и попыталась открыть глаза, и с ужасом обнаружила, что не могу этого сделать. Я начала кричать от ужаса, и попыталась разлепить веки руками - они были склеены чем-то твердым… Потом я услышала как все дети в палате смеются надо мной - оказалось, они залепили мне глаза зубной пастой…Это чувство очень похоже на то, что я чувствую в лифте или в вагоне метро сейчас…».

Исследуя травматические воспоминания, гештальт-терапевт исходит из того, что появление подобных воспоминаний в настоящем неизбежно связано с актуальной ситуацией - микроконтекстом поля, «клиент-терапевт» и макроконтекстом «личность-ситуация». Таким образом, исследование материала катастрофических фантазий может быть отправной точкой психотерапевтического процесса, целью которого является выявление и разрешение психологического конфликта за счет осознания дезадаптивной роли защитных механизмов в актуальной экзистенциальной ситуации пациента.

Завершение терапии

Одной из наиболее важных задач терапевта является рост личной автономии пациента, повышение степени осознанности  психических процессов (защит и механизмов совладания со стрессом) во взаимосвязи с актуальной ситуацией. Пациенту предлагается «выслеживать» различные контексты взаимоотношений, в которых проявляется избегающее поведение, стремясь к более полному выражению себя в контакте с другими. В ходе успешной терапии пациент частично интернализует процесс-ориентированные вопросы во внутренний диалог, происходит усиление «наблюдающего Эго» и тем самым увеличивается степень дифференциации эмоций и интеграции личности. Столкнувшись с переживанием тревоги, пациент сам формулирует так называемые «процесс - ориентированные вопросы» и приходит к осознанию патогенетических механизмов невроза. Часто это сопровождается с необходимостью болезненной перестройки системы отношений, в которых роль терапевта становится все более поддерживающей, интервенции - преимущественно суппортивными, снижается необходимость конфронтации и раскрывающих интервенций. Устанавливаемый мостик осознавания «симптом-эмоция-ситуация» способствует снижению вегетативной тревоги и постепенной десоматизации переживаний. На данном этапе терапевтического процесса предлагается постепенная отмена психофармакотерапии. В случае воздействия внешних серийных стрессоров возможна регрессия пациента к прежним паттернам, и могут потребоваться  единичные поддерживающие сессии. По мере разрешения психологического конфликта, более полного принятия ответственности и изменения за счет этого экзистенциальной ситуации наблюдается редукция невротической симптоматики. В ряде случаев, если программу не удается реализовать в полном объеме, и терапевтический альянс нестабилен, возможна генерализация избегающего поведения на многие сферы деятельности пациентов и состояние переходит в хроническую форму с преобладанием ипохондрический проявлений сверхценного характера (невротическое развитие). На наш взгляд, такой вариант динамики возможен в случае, когда психотерапия и фармакотерапия применяется изолированно, механистично, без учета принципов современной холистической медицины.

 

Панические атаки и паническое расстройство - Диагностика и лечение

Диагноз

Ваш лечащий врач определит, есть ли у вас панические атаки, паническое расстройство или другое состояние, например проблемы с сердцем или щитовидной железой, с симптомами, напоминающими панические атаки.

Для точного установления диагноза у вас может быть:

  • Полный медицинский осмотр
  • Анализы крови для проверки щитовидной железы и других возможных состояний, а также тесты на сердце, например электрокардиограмма (ЭКГ или ЭКГ)
  • Психологическое обследование для обсуждения ваших симптомов, страхов или опасений, стрессовых ситуаций, проблем в отношениях, ситуаций, которых вы можете избегать, и семейного анамнеза

Вы можете заполнить психологическую самооценку или анкету.Вас также могут спросить об употреблении алкоголя или других веществ.

Критерии диагностики панического расстройства

Не у всех, кто страдает паническими атаками, есть паническое расстройство. Для диагностики панического расстройства в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), опубликованном Американской психиатрической ассоциацией, перечислены следующие пункты:

  • У вас частые неожиданные приступы паники.
  • По крайней мере, за одним из ваших приступов последовал месяц или более постоянного беспокойства по поводу следующего приступа; продолжающийся страх последствий приступа, таких как потеря контроля, сердечный приступ или «сойти с ума»; или существенные изменения в вашем поведении, например, избегание ситуаций, которые, по вашему мнению, могут вызвать паническую атаку.
  • Ваши панические атаки не вызваны употреблением наркотиков или других психоактивных веществ, заболеванием или другим психическим заболеванием, например социальной фобией или обсессивно-компульсивным расстройством.

Если у вас панические атаки, но не диагностировано паническое расстройство, вы все равно можете получить пользу от лечения. Если панические атаки не лечить, они могут ухудшиться и перерасти в паническое расстройство или фобии.

Лечение

Лечение может помочь снизить интенсивность и частоту приступов паники и улучшить вашу функцию в повседневной жизни.Основные варианты лечения - психотерапия и лекарства. Могут быть рекомендованы один или оба типа лечения, в зависимости от ваших предпочтений, истории болезни, степени тяжести панического расстройства и наличия у вас доступа к терапевтам, имеющим специальную подготовку по лечению панических расстройств.

Психотерапия

Психотерапия, также называемая разговорной терапией, считается эффективным методом первого выбора при панических атаках и панических расстройствах. Психотерапия может помочь вам понять панические атаки и паническое расстройство и научиться справляться с ними.

Форма психотерапии, называемая когнитивно-поведенческой терапией, может помочь вам узнать на собственном опыте, что панические симптомы не опасны. Ваш терапевт поможет вам постепенно воссоздать симптомы панической атаки безопасным, повторяющимся образом. Как только физические ощущения паники перестают казаться угрожающими, приступы начинают разрешаться. Успешное лечение также может помочь вам преодолеть страх ситуаций, которых вы избегали из-за панических атак.

Чтобы увидеть результаты лечения, нужно время и усилия.Вы можете начать видеть уменьшение симптомов панической атаки в течение нескольких недель, и часто симптомы значительно уменьшаются или проходят в течение нескольких месяцев. Вы можете запланировать периодические профилактические визиты, чтобы контролировать панические атаки или лечить рецидивы.

Лекарства

Лекарства могут помочь уменьшить симптомы, связанные с паническими атаками, а также депрессией, если это для вас проблема. Было показано, что несколько типов лекарств эффективны при лечении симптомов панических атак, в том числе:

  • Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Обычно безопасные с низким риском серьезных побочных эффектов антидепрессанты SSRI обычно рекомендуются в качестве лекарств первого выбора для лечения панических атак. SSRI, одобренные Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) для лечения панического расстройства, включают флуоксетин (Prozac), пароксетин (Paxil, Pexeva) и сертралин (Zoloft).
  • Ингибиторы обратного захвата серотонина и норэпинефрина (ИОЗСН). Эти лекарства относятся к другому классу антидепрессантов. SNRI венлафаксин (Effexor XR) одобрен FDA для лечения панического расстройства.
  • Бензодиазепины. Эти седативные средства являются депрессантами центральной нервной системы. Бензодиазепины, одобренные FDA для лечения панического расстройства, включают алпразолам (Xanax) и клоназепам (Klonopin). Бензодиазепины обычно используются только на краткосрочной основе, поскольку они могут вызывать привыкание, вызывая психическую или физическую зависимость. Эти лекарства не лучший выбор, если у вас были проблемы с употреблением алкоголя или наркотиков. Они также могут взаимодействовать с другими лекарствами, вызывая опасные побочные эффекты.

Если одно лекарство вам не подходит, ваш врач может порекомендовать перейти на другой или объединить определенные лекарства для повышения эффективности. Имейте в виду, что после начала приема лекарства может пройти несколько недель, прежде чем вы заметите улучшение симптомов.

Все лекарства имеют риск побочных эффектов, а некоторые из них могут быть не рекомендованы в определенных ситуациях, например при беременности. Поговорите со своим врачом о возможных побочных эффектах и ​​рисках.

Образ жизни и домашние средства

В то время как панические атаки и паническое расстройство выигрывают от профессионального лечения, эти шаги по уходу за собой могут помочь вам справиться с симптомами:

  • Придерживайтесь своего плана лечения. Столкнуться со своими страхами может быть сложно, но лечение может помочь вам почувствовать себя не заложником в собственном доме.
  • Присоединяйтесь к группе поддержки. Присоединение к группе людей с паническими атаками или тревожными расстройствами может соединить вас с другими людьми, сталкивающимися с такими же проблемами.
  • Избегайте кофеина, алкоголя, курения и рекреационных наркотиков. Все это может вызвать или усугубить панические атаки.
  • Практикуйте методы снятия стресса и релаксации. Например, йога, глубокое дыхание и постепенное расслабление мышц - напряжение по одной мышце за раз, а затем полное снятие напряжения до тех пор, пока не расслабятся все мышцы тела - также могут быть полезны.
  • Станьте физически активными. Аэробные нагрузки могут успокаивать ваше настроение.
  • Высыпайтесь. Высыпайтесь, чтобы не чувствовать сонливость днем.

Альтернативная медицина

Некоторые пищевые добавки были изучены в качестве средства лечения панического расстройства, но необходимы дополнительные исследования, чтобы понять риски и преимущества.Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) не контролирует растительные продукты и пищевые добавки, как лекарства. Вы не всегда можете быть уверены в том, что получаете и безопасно ли это.

Прежде чем пробовать лечебные травы или пищевые добавки, посоветуйтесь со своим врачом. Некоторые из этих продуктов могут мешать назначению лекарств или вызывать опасные взаимодействия.

Подготовка к приему

Если у вас были признаки или симптомы панической атаки, запишитесь на прием к вашему основному лечащему врачу.После первоначальной оценки он или она может направить вас к специалисту по психическому здоровью для лечения.

Что вы можете сделать

Перед встречей составьте список:

  • Ваши симптомы, в том числе, когда они впервые возникли и как часто они у вас были
  • Ключевая личная информация, , включая травмирующие события в вашем прошлом и любые серьезные стрессовые события, которые произошли до вашей первой панической атаки
  • Медицинская информация, , включая другие физические или психические заболевания, которые у вас есть
  • Лекарства, витамины, растительные продукты и другие добавки, а также их дозировка
  • Вопросы задать врачу

Попросите члена семьи или друга, которому вы доверяете, пойти с вами на прием, если это возможно, чтобы оказать поддержку и помочь вам запомнить информацию.

Вопросы, которые следует задать своему основному лечащему врачу при первом посещении.

  • Что, по вашему мнению, вызывает мои симптомы?
  • Возможно ли, что причиной моих симптомов является основная проблема со здоровьем?
  • Нужны ли мне диагностические тесты?
  • Следует ли мне обратиться к специалисту по психическому здоровью?
  • Что я могу сделать сейчас, чтобы помочь справиться со своими симптомами?

Вопросы, которые следует задать, если вас направят к специалисту по психическому здоровью.

  • Страдает ли я паническими атаками или паническим расстройством?
  • Какой подход к лечению вы рекомендуете?
  • Если вы рекомендуете терапию, как часто и как долго она мне понадобится?
  • Помогла бы мне групповая терапия?
  • Если вы рекомендуете лекарства, есть ли возможные побочные эффекты?
  • Как долго мне нужно будет принимать лекарства?
  • Как вы будете контролировать, работает ли мое лечение?
  • Что я могу сделать сейчас, чтобы снизить риск повторения панических атак?
  • Могу ли я предпринять какие-либо меры по уходу за собой, чтобы управлять своим состоянием?
  • Могу ли я иметь какие-нибудь брошюры или другие печатные материалы?
  • Какие сайты вы рекомендуете?

Не стесняйтесь задавать другие вопросы.

Чего ожидать от врача

Ваш основной лечащий врач или психиатр может спросить:

  • Каковы ваши симптомы и когда они впервые проявились?
  • Как часто возникают приступы и как долго они длятся?
  • Может ли что-то конкретное вызвать атаку?
  • Как часто вы испытываете страх перед новым приступом?
  • Вы избегаете мест или событий, которые могут вызвать атаку?
  • Как ваши симптомы влияют на вашу жизнь, например учебу, работу и личные отношения?
  • Испытывали ли вы сильный стресс или травматическое событие незадолго до своей первой панической атаки?
  • Испытывали ли вы когда-нибудь серьезную травму, например физическое или сексуальное насилие или военное сражение?
  • Как бы вы описали свое детство, включая отношения с родителями?
  • Были ли у вас или у ваших близких родственников диагностированы проблемы с психическим здоровьем, включая панические атаки или паническое расстройство?
  • Были ли у вас диагностированы какие-либо заболевания?
  • Вы употребляете кофеин, алкоголь или легкие наркотики? Как часто?
  • Вы занимаетесь спортом или занимаетесь другими видами регулярной физической активности?

Ваш основной лечащий врач или психиатр задаст дополнительные вопросы в зависимости от ваших ответов, симптомов и потребностей.Подготовка и упреждение вопросов помогут вам максимально использовать время встречи.

.

Лечение панической атаки Лос-Анджелес

Текущее психологическое исследование показало, что когнитивно-поведенческая терапия на сегодняшний день является наиболее эффективным методом лечения тревожности в целом и панического расстройства в частности. Помимо эффективности, КПТ при панике также значительно короче по продолжительности, чем традиционная терапия разговорами, при этом КПТ при паническом расстройстве обычно длится всего 12-16 сеансов. Кроме того, успехи, достигнутые с помощью когнитивно-поведенческой терапии, более продолжительны, чем результаты, достигнутые с помощью лекарств от тревожности, которые при прекращении приема часто приводят к рецидиву симптомов.

Когнитивно-поведенческая терапия панических атак и панического расстройства обычно включает в себя комбинацию следующих вмешательств:

  • Тренировка релаксации: Тренировка релаксации может быть полезна на начальных этапах лечения паники. Часто люди со временем становятся все более тревожными, настолько сильно, что их тела перенапрягаются мышечным напряжением, что делает их еще более восприимчивыми к дополнительному беспокойству. Обычно релаксационная тренировка включает в себя расслабляющее дыхание или прогрессивную мышечную релаксацию, способы уменьшения физиологического тревожного возбуждения.Это затем помогает снизить уязвимость к тревоге в будущем.

  • Когнитивная реструктуризация: Когнитивная реструктуризация - это метод, позволяющий лучше осознавать вызывающие тревогу образы мышления и заменять их более сбалансированным, менее тревожным мышлением. Уменьшая интенсивность ваших реакций на симптомы паники и пугающие ситуации, вы можете еще больше уменьшить тревогу и уменьшить частоту, интенсивность и продолжительность панических симптомов.

  • Внимательность: Медитативная техника, заимствованная из восточных традиций медитации, осознанность как инструмент для преодоления тревоги, все чаще становится предметом большого количества научных исследований.При лечении панического расстройства он используется, чтобы научить людей испытывать неприятные физические ощущения, не реагируя на них негативно, тем самым разрывая порочный круг страха и паники.

  • Воздействие: Когда люди начинают меньше беспокоиться о будущих панических атаках из-за использования тренировок по релаксации, внимательности и когнитивной реструктуризации, они могут лучше противостоять провоцирующим тревогу ситуациям. Систематическое воздействие - это вмешательство, которое помогает людям столкнуться с тем, чего они обычно избегают.Намеренно ставя себя в сложные ситуации, они рассеивают связанный с ними страх и больше не боятся ситуаций в будущем.

  • Снижение стресса: Для некоторых людей снижение стрессовых факторов может быть важной частью лечения тревожности. Комбинация 1) обучения более спокойному реагированию на различные ситуации и 2) снижения ненужного стресса может быть полезной для снижения общего беспокойства и улучшения качества жизни.

Когнитивно-поведенческая терапия Лос-Анджелес - это терапевтическая практика, в которой работают опытные психологи с высочайшим уровнем подготовки и опытом в предоставлении научно обоснованного лечения тревожности.Чтобы задать вопрос или назначить консультацию, чтобы определить, подходит ли вам CBT, нажмите кнопку ниже.

.

Как остановить паническую атаку: 11 способов справиться

Мы включаем продукты, которые, по нашему мнению, полезны для наших читателей. Если вы покупаете по ссылкам на этой странице, мы можем получить небольшую комиссию. Вот наш процесс.

Панические атаки - это внезапные сильные приступы страха, паники или тревоги. Они подавляющие, и у них есть как физические, так и эмоциональные симптомы.

Многие люди, страдающие паническими атаками, могут иметь затрудненное дыхание, обильно потеть, дрожать и чувствовать стук сердца.

Некоторые люди также будут испытывать боль в груди и чувство оторванности от реальности или самих себя во время панической атаки, поэтому они могут подумать, что у них сердечный приступ. Другие сообщили, что у них случился инсульт.

Панические атаки могут напугать и быстро поразить. Вот 11 стратегий, которые вы можете использовать, чтобы попытаться остановить паническую атаку, когда она у вас есть или когда вы чувствуете, что она приближается:

Хотя гипервентиляция является симптомом панических атак, которые могут усилить страх, глубокое дыхание может уменьшить симптомы паники. во время приступа.

Если вы можете контролировать свое дыхание, у вас меньше шансов испытать гипервентиляцию, которая может усугубить другие симптомы - и саму паническую атаку.

Сосредоточьтесь на глубоких вдохах и выдохах через рот, чувствуя, как воздух медленно наполняет вашу грудь и живот, а затем снова медленно выходит из них. Вдохните на счет до четырех, задержитесь на секунду, а затем выдохните на счет до четырех:

Признавая, что у вас паническая атака вместо сердечного приступа, вы можете напомнить себе, что это временно, это пройдет, и все в порядке.

Избавьтесь от страха перед смертью или надвигающейся гибели - оба симптома панических атак. Это позволит вам сосредоточиться на других методах уменьшения симптомов.

Некоторые панические атаки возникают из-за сбивающих вас с толку триггеров. Если вы находитесь в быстро меняющейся среде с большим количеством стимулов, это может усилить вашу паническую атаку.

Чтобы уменьшить раздражение, закройте глаза во время панической атаки. Это может заблокировать любые дополнительные раздражители и облегчить сосредоточение на дыхании.

Внимательность может помочь вам осознать то, что вас окружает. Поскольку панические атаки могут вызвать чувство отстраненности или оторванности от реальности, это может помочь бороться с вашей панической атакой, когда она приближается или действительно происходит.

Сосредоточьтесь на знакомых вам физических ощущениях, например, на ощупывании ног в земле или на ощупывании текстуры джинсов на руках. Эти специфические ощущения прочно закрепляют вас в реальности и дают вам объективную цель.ОПРОС ЧИТАТЕЛЕЙ Помогите нам ответить на ваши вопросы о COVID-19.

Поделитесь своими вопросами и проблемами с Healthline, чтобы мы могли предоставить вам полезную информацию. ОТВЕТЬТЕ НА БЫСТРЫЙ ОПРОС

Некоторые люди считают полезным найти один объект, на котором можно сосредоточить все свое внимание во время панической атаки. Выберите один объект на виду и осознанно отметьте в нем все возможное.

Например, вы можете заметить, как стрелка на часах дергается, когда они тикают, и что она слегка наклонена.Опишите для себя узоры, цвет, формы и размер предмета. Сосредоточьте всю свою энергию на этом объекте, и симптомы паники могут исчезнуть.

Подобно глубокому дыханию, техники расслабления мышц могут помочь остановить вашу паническую атаку, максимально контролируя реакцию вашего тела.

Сознательно расслабляйте одну мышцу за раз, начиная с чего-нибудь простого, например, с пальцев руки, и двигайтесь вверх по всему телу.

Техники расслабления мышц будут наиболее эффективными, если вы их заранее отработаете.

Какое самое расслабляющее место в мире вы можете себе представить? Солнечный берег с мягкими волнами? Домик в горах?

Представьте себя там и постарайтесь как можно больше сосредоточиться на деталях. Представьте, что вы зарываете пальцы ног в теплый песок или чувствуете резкий запах сосен.

Это место должно быть тихим, спокойным и расслабляющим - никаких улиц Нью-Йорка или Гонконга, как бы вы ни любили города в реальной жизни.

Эндорфины поддерживают кровоток в нужном направлении.Это может помочь наполнить наш организм эндорфинами, которые могут улучшить наше настроение. Поскольку вы находитесь в состоянии стресса, выбирайте легкие упражнения, не влияющие на тело, например ходьбу или плавание.

Исключением являются случаи, когда у вас гипервентиляция или вы с трудом дышите. Сначала сделайте все возможное, чтобы отдышаться.

Лаванда успокаивает и снимает стресс. Это может помочь вашему телу расслабиться. Если вы знаете, что склонны к паническим атакам, держите под рукой немного эфирного масла лаванды и наносите немного на предплечья, когда вы испытываете паническую атаку.Вдохните аромат.

Вы также можете попробовать чай из лаванды или ромашки. Оба расслабляют и успокаивают.

Лаванду нельзя сочетать с бензодиазепинами. Эта комбинация может вызвать сильную сонливость.

Внутреннее повторение мантры может расслаблять и успокаивать, а также может дать вам что-то, за что можно ухватиться во время панической атаки.

Будь то просто «Это тоже пройдет» или мантра, обращенная к вам лично, повторяйте ее в уме, пока не почувствуете, что приступ паники утихает.

Бензодиазепины могут помочь в лечении панических атак, если вы примете их, как только почувствуете, что приступ приближается.

В то время как другие подходы к лечению паники могут быть предпочтительными, в области психиатрии признается, что есть горстка людей, которые не будут полностью (или вообще в некоторых случаях) реагировать на другие подходы, перечисленные выше, а также такое, будет зависеть от фармакологических подходов к терапии.

Эти подходы часто включают бензодиазепины, некоторые из которых одобрены FDA для лечения этого состояния, например, алпразолам (Xanax).

Поскольку бензодиазепины отпускаются по рецепту, вам, вероятно, понадобится диагностика панического расстройства, чтобы иметь под рукой лекарство.

Это лекарство может вызывать сильную зависимость, и организм со временем может к нему привыкнуть. Его следует использовать экономно и в случае крайней необходимости.

Прочтите эту статью на испанском

.

Панические атаки и паническое расстройство - Симптомы и причины

Обзор

Паническая атака - это внезапный приступ сильного страха, который вызывает тяжелые физические реакции при отсутствии реальной опасности или очевидной причины. Панические атаки могут быть очень пугающими. Когда возникают панические атаки, вы можете подумать, что теряете контроль, у вас сердечный приступ или даже при смерти.

У многих людей бывает всего одна или две панических атаки в жизни, и проблема исчезает, возможно, когда заканчивается стрессовая ситуация.Но если у вас были повторяющиеся неожиданные панические атаки и вы долгое время находились в постоянном страхе перед новым приступом, у вас может быть состояние, называемое паническим расстройством.

Хотя панические атаки сами по себе не опасны для жизни, они могут напугать и существенно повлиять на качество вашей жизни. Но лечение может быть очень эффективным.

Продукты и услуги

Показать другие продукты Mayo Clinic

Симптомы

Панические атаки обычно начинаются внезапно, без предупреждения.Они могут нанести удар в любой момент - когда вы ведете машину, в торговом центре, крепко спите или во время деловой встречи. У вас могут быть периодические панические атаки или они могут возникать часто.

Панические атаки имеют множество вариаций, но обычно пик симптомов наступает в течение нескольких минут. Вы можете почувствовать усталость и утомление после того, как паническая атака утихнет.

Панические атаки обычно включают некоторые из следующих признаков или симптомов:

  • Ощущение надвигающейся гибели или опасности
  • Страх потери контроля или смерти
  • Учащенный пульс
  • потливость
  • Дрожь или дрожь
  • Одышка или стеснение в горле
  • Озноб
  • Приливы
  • Тошнота
  • Спазмы в животе
  • Боль в груди
  • Головная боль
  • Головокружение, дурнота или дурнота
  • Ощущение онемения или покалывания
  • Чувство нереальности или отстраненности

Одна из худших черт панических атак - это сильный страх, что у вас будет еще одна.Вы можете настолько бояться панических атак, что избегаете определенных ситуаций, в которых они могут возникнуть.

Когда обращаться к врачу

Если у вас есть симптомы панической атаки, как можно скорее обратитесь за медицинской помощью. Панические атаки, хотя и вызывают сильный дискомфорт, не опасны. Но с паническими атаками трудно справиться самостоятельно, и они могут усугубиться без лечения.

Симптомы панической атаки также могут напоминать симптомы других серьезных проблем со здоровьем, таких как сердечный приступ, поэтому важно пройти обследование у вашего лечащего врача, если вы не уверены, что вызывает ваши симптомы.

Причины

Неизвестно, что вызывает панические атаки или паническое расстройство, но эти факторы могут играть роль:

  • Генетика
  • Основное напряжение
  • Темперамент, более чувствительный к стрессу или склонный к отрицательным эмоциям
  • Определенные изменения в функционировании частей вашего мозга

Панические атаки могут возникать внезапно и поначалу без предупреждения, но со временем они обычно провоцируются определенными ситуациями.

Некоторые исследования показывают, что естественная реакция вашего тела - «бей или беги» на опасность связана с паническими атаками. Например, если за вами наступит медведь гризли, ваше тело отреагирует инстинктивно. Ваш пульс и дыхание учащаются, когда ваше тело готовится к опасной для жизни ситуации. Многие из тех же реакций возникают при панической атаке. Но неизвестно, почему возникает паническая атака, когда очевидной опасности нет.

Факторы риска

Симптомы панического расстройства часто проявляются в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте и затрагивают больше женщин, чем мужчин.

Факторы, которые могут увеличить риск развития панических атак или панического расстройства, включают:

  • Семейный анамнез панических атак или панического расстройства
  • Серьезный жизненный стресс, например, смерть или тяжелая болезнь любимого человека
  • Травмирующее событие, например сексуальное насилие или серьезный несчастный случай
  • Серьезные изменения в вашей жизни, такие как развод или добавление ребенка
  • Курение или чрезмерное потребление кофеина
  • История физического или сексуального насилия в детстве

Осложнения

При отсутствии лечения панические атаки и паническое расстройство могут повлиять практически на все сферы вашей жизни.Вы можете так бояться новых приступов паники, что живете в постоянном страхе, что ухудшает качество вашей жизни.

Осложнения, которые могут вызвать или быть связаны паническими атаками, включают:

  • Развитие определенных фобий, таких как страх перед вождением или выходом из дома
  • Частая медицинская помощь по поводу проблем со здоровьем и других заболеваний
  • Избегание социальных ситуаций
  • Проблемы на работе или в школе
  • Депрессия, тревожные расстройства и другие психические расстройства
  • Повышенный риск суицида или суицидальных мыслей
  • Злоупотребление алкоголем или другими веществами
  • Финансовые проблемы

У некоторых людей паническое расстройство может включать агорафобию - избегание мест или ситуаций, которые вызывают у вас беспокойство, потому что вы боитесь, что не сможете сбежать или получить помощь, если у вас паническая атака.Или вы можете полагаться на других, которые будут с вами, чтобы покинуть свой дом.

Профилактика

Не существует надежного способа предотвратить панические атаки или паническое расстройство. Однако эти рекомендации могут помочь.

  • Получите лечение от панических атак как можно скорее, чтобы предотвратить их ухудшение или учащение.
  • Придерживайтесь своего плана лечения , чтобы предотвратить рецидивы или ухудшение симптомов панической атаки.
  • Регулярно занимайтесь спортом, это может сыграть роль в защите от беспокойства.

Опыт и истории пациентов клиники Мэйо

Наши пациенты говорят нам, что качество их взаимодействия, наше внимание к деталям и эффективность их посещений означают такое медицинское обслуживание, которого они никогда не получали. Посмотрите истории довольных пациентов клиники Мэйо.

.

Симптомы, причины, как остановить


Если у вас когда-либо случался приступ паники, вы знаете, что он может быть одновременно ужасным и утомительным. Паническое расстройство - это диагноз, который ставится людям, которые испытывают повторяющиеся неожиданных панических атак, то есть атака, кажется, возникает неожиданно. Симптомы панической атаки включают потливость, дрожь, одышку, чувство удушья, боль в груди и страх смерти.

Что такое паническая атака?

Паническая атака - это резкая волна сильного страха или дискомфорта, которая достигает пика в течение нескольких минут, и в течение этого времени возникают различные психологические и физические симптомы.Эти симптомы включают учащенное сердцебиение, потоотделение, дрожь, одышку, приливы и головокружение, а также чувство надвигающейся гибели, озноб, тошноту, боль в животе, боль в груди, головную боль и онемение или покалывание.

Что такое паническое расстройство?

Паническое расстройство - это диагноз, который ставится людям, которые испытывают повторяющиеся неожиданных панических атак, то есть атака, кажется, возникает неожиданно. Термин «повторяющийся» относится к тому факту, что у человека было более одной неожиданной панической атаки.Напротив, ожидаемых панических атак происходят, когда есть очевидный сигнал или триггер, например, специфическая фобия или генерализованное тревожное расстройство. В США примерно 50% людей с паническим расстройством испытывают как неожиданные, так и ожидаемые панические атаки.

Продолжение статьи ниже

Могли ли вы или ваш ребенок страдать паническим расстройством?

Пройдите наш 2-минутный тест на паническое расстройство, чтобы узнать, могут ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

Пройдите тест на паническое расстройство

Что такое паническая атака?

Панические атаки вызывают множество неприятных симптомов, которые могут пугать человека, переживающего приступ.Некоторые люди принимают панические атаки за сердечные приступы, и многие считают, что они умирают. Другие чувствуют смесь неуверенности в себе или надвигающейся гибели. Некоторые также могут найти эти эпизоды чрезвычайно смущающими и воздерживаться от рассказа своим друзьям, семье или специалисту по психическому здоровью.

Симптомы панической атаки

На основании критериев панического расстройства DSM-5 симптомы панических атак следующие:

Физический

  • Учащенное сердцебиение, учащенное сердцебиение или учащенное сердцебиение
  • потеет
  • Дрожь или дрожь
  • Одышка
  • Чувство удушья
  • Боль или дискомфорт в груди
  • Чувство головокружения, неустойчивости, слабости или обморока
  • Озноб или ощущение жара
  • Ощущение онемения или покалывания (обычно именуемое «иглами»)

Психологический

  • Страх, потеря контроля или «схожесть с ума»
  • Страх смерти
  • Ощущение отстраненности от себя или своего окружения или наблюдения за собой со стороны своего тела

Чтобы получить диагноз панического расстройства, панические атаки должны быть неожиданными, и во время приступа должны проявиться четыре или более из вышеперечисленных симптомов.Для ожидаемых панических атак, то есть они могут не ожидаться человеком, но ожидаются в связи с любой фобией, тревогой или другим расстройством психического здоровья, также должны иметь место четыре или более симптома.

Как долго длится паническая атака?

Хотя продолжительность различается у разных людей, обычно панические атаки достигают своего пика в течение 10 минут или меньше, а затем симптомы начинают исчезать. Панические атаки редко длятся более часа, большинство из которых длятся от 20 до 30 минут.

Вредны ли панические атаки для вашего сердца?

Согласно исследованию, опубликованному в Psychology Medicine 1 , люди, страдающие от панических атак и панического расстройства, могут подвергаться более высокому риску сердечного приступа и сердечных заболеваний в более позднем возрасте. В то время как связь между паническим расстройством и болезнью сердца остается спорной, исследование показало, что по сравнению с лицами без панического расстройства были найдено, страдальцы иметь до 36% более высокого риска сердечного приступа и до 47% более высокого риска сердечно-сосудистых заболеваний.Если вы страдаете от панических атак, обращайте внимание на симптомы боли в груди, чтобы исключить проблемы со здоровьем сердца.

Можно ли умереть от панической атаки?

В то время как панические атаки вызывают множество физических проблем, и многие люди сообщают, что чувствуют, что вот-вот умрут, когда испытывают одну из них, вы не можете умереть от панической атаки.

Паническое расстройство и причины панических атак

Если вы склонны к отрицательным эмоциям и чувствительны к тревоге, у вас может быть риск возникновения панических атак и панического расстройства.Факторами риска также являются детский опыт сексуального или физического насилия, курения и межличностных стрессов за несколько месяцев до первой паники.

Более того, считается, что генетика играет роль в предрасположенности к паническому расстройству, хотя точные гены, генные продукты или функции, которые причастны к этому, неизвестны. Считается, что люди, у одного из родителей которых диагностировано тревожное состояние, депрессия или биполярное расстройство, также подвержены более высокому риску развития панического расстройства.

Как остановить паническую атаку

Когда симптомы начинают проявляться во время панической атаки, может казаться, что переживания никогда не закончатся. Вы можете подумать, что ничего не можете сделать, кроме как подождать, но есть несколько приемов, которые можно практиковать, чтобы уменьшить тяжесть симптомов и отвлечь внимание. Прочтите нашу подробную статью о том, как остановить паническую атаку.

  1. Составьте план

Независимо от того, какой у вас план, самое важное - это его наличие.Вы можете думать о своем плане как о своем наборе инструкций для себя, когда чувствуете надвигающуюся паническую атаку. Один из планов может заключаться в том, чтобы выйти из вашего текущего окружения, сесть и позвонить другу или члену семьи, который может отвлечь вас от симптомов и помочь вам успокоиться. Затем вы можете использовать следующие методы.

  1. Практика глубокого дыхания

Одышка - распространенный симптом панических атак, из-за которых вы можете чувствовать себя неистово и терять контроль.Признайте, что ваша одышка - это симптом панической атаки и что это временное явление. Затем начните с глубокого вдоха на четыре секунды, задержите дыхание на секунду и отпустите на четыре секунды. Повторяйте эту схему, пока ваше дыхание не станет контролируемым и устойчивым. Сосредоточение внимания на счете четыре не только убережет вас от гипервентиляции, но также может помочь остановить другие симптомы на их пути.

  1. Использование методов расслабления мышц

В разгар панической атаки вы неизбежно почувствуете, что потеряли контроль над своим телом, но техники расслабления мышц позволяют вам частично вернуть этот контроль.Прогрессивная мышечная релаксация (PMR) - это простой, но эффективный метод лечения панических и тревожных расстройств. Начните с сжатия кулака и удерживайте его, пока не сосчитайте до 10. Как только вы дойдете до 10, отпустите сжатие и дайте руке полностью расслабиться. Затем попробуйте ту же технику на ногах, а затем постепенно продвигайтесь вверх по всему телу, сжимая и расслабляя каждую группу мышц: ноги, ягодицы, живот, спину, руки, руки, плечи, шею и лицо.

  1. Повторите мантру

Поначалу вы можете почувствовать себя немного неловко, но повторение во время панической атаки ободряющей, позитивной мантры может послужить механизмом выживания.Попробуйте повторить что-нибудь простое, например: «Это временно. Я буду в порядке »или« Я не умру. Мне просто нужно дышать ».

  1. Найдите объект и сфокусируйтесь на нем

Выберите объект, который вы можете видеть где-то перед собой, и отметьте все, что вы замечаете в этом объекте - от его цвета и размера до любых рисунков, которые он может иметь, где вы могли видеть другие похожие, или что-то совершенно противоположное объект будет выглядеть. Вы можете делать это в уме или высказывать свое наблюдение вслух себе или другу.

Лечение панической атаки

Было обнаружено, что как психотерапия, так и медикаменты помогают снизить частоту и интенсивность панических атак. Ваш конкретный путь лечения будет зависеть от личных предпочтений, истории болезни и тяжести ваших приступов.

Форма психотерапии, называемая когнитивно-поведенческой терапией (КПТ), была признана в нескольких исследованиях наиболее эффективным средством лечения панических атак и панического расстройства.Во время КПТ вы будете работать с терапевтом над тренировкой релаксации, реструктуризацией своих мыслей и поведения, внимательностью, лечением воздействия и снижением стресса. Многие люди, страдающие паническими атаками, начинают замечать их уменьшение в течение нескольких недель, а симптомы часто значительно уменьшаются или полностью проходят в течение нескольких месяцев.

Ваш врач может также посоветовать вам попробовать какие-либо лекарства в рамках вашего курса лечения. Эти лекарства могут быть чрезвычайно полезны при лечении симптомов панической атаки, а также тревожности и депрессии.Примеры лекарств, которые может назначить ваш врач:

  • Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) , такие как флуоксетин (Прозак), пароксетин (Паксил, Пексева) и сертралин (Золофт). Депрессанты СИОЗС обычно являются препаратами первого выбора для лечения панических атак и панического расстройства из-за их эффективности и низкого риска серьезных побочных эффектов.
  • Ингибиторы обратного захвата серотонина и норэпинефрина (ИОЗСН) , такие как венлафаксин (Эффексор), одобрены Управлением по контролю за продуктами и лекарствами для лечения панического расстройства.
  • Также могут быть назначены бензодиазепины , такие как алпразолам (Xanax) и клоназепам (Klonopin).

Тревожная атака и паническая атака: в чем разница?

Многие люди используют термины тревожная атака и паническая атака как взаимозаменяемые, но на самом деле они представляют собой два разных переживания. DSM-5 использует термин паническая атака для описания характерных черт панического расстройства или панических атак, которые возникают в результате другого психического расстройства.Чтобы считаться панической атакой, должны присутствовать четыре или более симптомов, указанных в DSM-5.

Напротив, термин «приступ паники» не является спецификатором, описанным в DSM-5. Скорее, тревога используется для описания основного признака множества различных тревожных расстройств. Кульминация симптомов, возникающих в результате нахождения в состоянии тревоги, таких как беспокойство, одышка, учащенное сердцебиение и трудности с концентрацией внимания, может ощущаться как «приступ», но, как правило, менее интенсивны, чем те, которые испытывались на пике. паническая атака.

Учитывая, что приступы паники конкретно не обозначены как диагноз в DSM-5, использование этого слова открыто для интерпретации, и разные люди могут использовать его по-разному и при разных обстоятельствах. Для одного человека приступ паники может быть чрезмерным размышлением о конкретном беспокойстве до такой степени, что он не может сосредоточиться ни на чем другом; с другой стороны, приступ паники может относиться к потоотделению и одышке в определенной ситуации.

Как помочь человеку при панической атаке

Наблюдение за панической атакой друга или любимого человека может быть пугающим.Также может быть сложно чувствовать себя бессильным помочь этому человеку и смотреть, как он страдает. Хотя вам вряд ли удастся остановить паническую атаку любимого человека, но есть вещи, которые вы можете сделать и сказать, чтобы помочь им пережить этот опыт.

В первую очередь важно сохранять спокойствие, терпение и понимание. Помогите своему другу переждать приступ паники, побуждая его сделать глубокий вдох в течение четырех секунд и четыре секунды выдох. Оставайтесь с ними и уверяйте их, что эта атака носит временный характер, и они справятся с ней.Вы также можете напомнить им, что они могут покинуть окружающую среду, в которой они находятся, если они будут чувствовать себя более комфортно в другом месте, и попытайтесь вовлечь их в беззаботный разговор.

После того, как паническая атака закончится и человек вернется в спокойное состояние, побудите его обратиться за помощью к психиатру при первой возможности, если он еще не сделал этого. Вы можете помочь им в дальнейшем, помогая найти лицензированного профессионала, исследуя методы преодоления трудностей в Интернете и ища книги по саморазвитию, которые могут быть полезны.

Справка и поддержка по паническим атакам

Если вы пережили панические атаки или думаете, что у вас паническое расстройство, мы рекомендуем вам обратиться за диагностикой и лечением к своему врачу или специалисту в области психического здоровья. Хотя панические атаки могут казаться изнурительным и неловким, важно помнить, что вы не одиноки и о своем психическом здоровье нечего смущать. Вам доступны различные ресурсы для советов и поддержки, как в Интернете, так и в форме групп поддержки.Для получения дополнительной информации спросите своего поставщика медицинских услуг о том, что доступно в вашем районе, и перейдите по ссылкам ниже:

Каталог групп поддержки

из ADAA

Поддержка тревожности и паники на стыке MD

Facebook Группа поддержки тревожных и панических атак

Источники статей

  1. Gary Wittert et al. «Паническое расстройство и эпизодическая ишемическая болезнь сердца: систематический обзор и мета-регресс у 1 311 612 человек и 58 111 сердечных приступов.» Психологическая медицина. Резюме доступно онлайн здесь. Доступно 03.07.19.

Последнее обновление: 8 окт.2020 г.

.

Как остановить паническую атаку: 13 эффективных методов

Панические атаки могут быть внезапными и сильными. Знание, что делать, когда они возникают, может уменьшить их тяжесть или помочь остановить их.

Панические атаки довольно распространены: в одной статье говорится, что около 13% людей испытают их в течение своей жизни.

Люди не всегда могут предсказать, когда возникнет паническая атака, но составление плана того, что делать в случае ее возникновения, может помочь человеку почувствовать себя более контролируемым и облегчить управление паническими атаками.

В этой статье будут рассмотрены способы остановки панической атаки, а также некоторые общие методы снижения беспокойства. Также будет рассмотрено, как помочь, когда у кого-то паническая атака.

Панические атаки могут вызывать различные физические и эмоциональные симптомы.

Физические симптомы могут включать:

  • потливость
  • учащенное дыхание
  • учащенное сердцебиение

Эмоциональные симптомы могут включать:

  • чувство страха и тревоги
  • интенсивное, повторяющееся беспокойство
  • ощущение надвигающейся гибели

В разделах ниже будут рассмотрены 13 методов, которые люди могут использовать, чтобы восстановить контроль и уменьшить симптомы панической атаки.

1. Помните, что это пройдет.

Во время панической атаки можно вспомнить, что эти чувства пройдут и не причинят физического вреда, каким бы страшным оно ни было в то время.

Попытайтесь признать, что это короткий период сосредоточенной тревоги и что он скоро закончится.

Панические атаки, как правило, достигают своей наиболее интенсивной точки в течение 10 минут после их начала, а затем симптомы начинают исчезать.

2. Сделайте глубокий вдох

Глубокое дыхание может помочь справиться с приступом паники.

Панические атаки могут вызвать учащенное дыхание, а стеснение в груди может сделать дыхание поверхностным. Этот тип дыхания может усилить чувство тревоги и напряжения.

Вместо этого попробуйте дышать медленно и глубоко, концентрируясь на каждом вдохе. Глубоко дышите животом, медленно и равномерно наполняя легкие, считая до 4 на вдохе и выдохе.

Люди также могут попробовать использовать дыхание 4-7-8 или «расслабляющее дыхание». С помощью этой техники человек вдыхает в течение 4 секунд, задерживает дыхание на 7 секунд, затем медленно выдыхает в течение 8 секунд.

Следует отметить, что у некоторых людей глубокое дыхание может усугубить панические атаки. В таких случаях человек может попытаться сосредоточиться на том, что ему нравится.

3. Понюхайте лаванду

Успокаивающий аромат может помочь облегчить беспокойство, воздействуя на чувства, помогая человеку оставаться на земле и давая ему возможность сосредоточиться.

Лаванда - обычное традиционное средство, которое вызывает чувство спокойного расслабления. Многие исследования сообщают, что лаванда помогает уменьшить беспокойство.

Попробуйте подержать масло под носом и осторожно вдохнуть или нанести немного на носовой платок, чтобы почувствовать запах. Это масло широко доступно в Интернете. Однако люди должны покупать его только у проверенных розничных продавцов.

Если человеку не нравится запах лаванды, он может попробовать заменить его другим эфирным маслом, которое он предпочитает, например бергамотом апельсина, ромашки или лимона.

Узнайте больше об эфирных маслах от беспокойства здесь.

4. Найдите тихое место

Виды и звуки часто могут усилить паническую атаку.Если возможно, постарайтесь найти более спокойное место. Это может означать выход из оживленной комнаты или переход, чтобы прислониться к ближайшей стене.

Сидение в тихом месте создаст некое ментальное пространство и поможет сосредоточиться на дыхании и других стратегиях преодоления трудностей.

5. Сосредоточьтесь на объекте

Когда человека переполняют тревожные мысли, чувства или воспоминания, концентрация на чем-то физическом в окружающей среде может помочь ему почувствовать себя заземленным.

Сосредоточение внимания на одном стимуле может уменьшить количество других раздражителей.Когда человек смотрит на предмет, он может подумать о том, как он себя чувствует, кто его сделал и какой формы он имеет. Этот метод может помочь уменьшить симптомы панической атаки.

Если у человека повторяются панические атаки, он может нести какой-нибудь знакомый предмет, чтобы помочь ему заземлить. Это может быть что-то вроде гладкого камня, морской ракушки, маленькой игрушки или заколки для волос.

Подобные методы заземления могут помочь людям справиться с паническими атаками, тревогой и травмами. Узнайте больше о методах заземления здесь.

6. Метод 5-4-3-2-1

Панические атаки могут заставить человека чувствовать себя оторванным от реальности. Это потому, что интенсивность беспокойства может захватить другие чувства.

Метод 5-4-3-2-1 - это метод заземления и тип внимательности. Это помогает отвлечь внимание человека от источников стресса.

Чтобы использовать этот метод, человек должен медленно и тщательно выполнить каждый из следующих шагов:

  • Посмотрите на 5 отдельных объектов. Подумайте о каждом ненадолго.
  • Слушайте 4 разных звука. Подумайте, откуда они пришли и что их отличает.
  • Коснитесь 3 объектов. Примите во внимание их текстуру, температуру и способы их использования.
  • Определите 2 разных запаха. Это может быть запах кофе, мыла или стирального порошка на вашей одежде.
  • Назовите 1 вещь, которую вы можете попробовать. Обратите внимание на какой-то привкус во рту или попробуйте отведать конфету.

7. Повторяйте мантру

Мантра - это слово, фраза или звук, которые помогают сосредоточиться и придают силу. Внутреннее повторение мантры может помочь человеку выйти из панической атаки.

Мантра может принимать форму успокоения и может быть такой простой, как: «Это тоже пройдет». Для некоторых это может иметь более духовное значение.

Когда человек сосредотачивается на мягком повторении мантры, его физические реакции замедляются, что позволяет ему регулировать свое дыхание и расслаблять мышцы.

8. Ходите или выполняйте легкие упражнения

Ходьба может вывести человека из стрессовой среды, а ритм ходьбы также может помочь ему регулировать дыхание.

При перемещении выделяются гормоны, называемые эндорфинами, которые расслабляют тело и улучшают настроение. Регулярные упражнения могут помочь со временем уменьшить беспокойство, что может привести к уменьшению количества или тяжести панических атак.

Узнайте больше о преимуществах физических упражнений здесь.

9.Попробуйте техники расслабления мышц

Еще один симптом панических атак - мышечное напряжение. Практика техники расслабления мышц может помочь ограничить приступ. Это потому, что, если разум чувствует, что тело расслабляется, другие симптомы, такие как учащенное дыхание, также могут уменьшиться.

Техника, называемая прогрессивной мышечной релаксацией, является популярным методом борьбы с тревогой и паническими атаками.

Это включает в себя напряжение, а затем расслабление различных мышц по очереди. Для этого:

  1. Удерживайте натяжение 5 секунд.
  2. Скажите «расслабьтесь», когда вы расслабляете мышцу.
  3. Дайте мышце расслабиться в течение 10 секунд, прежде чем переходить к следующей мышце.

10. Представьте себе ваше счастливое место

Счастливое место человека должно быть там, где он будет чувствовать себя наиболее расслабленно. Конкретное место для всех будет разным. Это будет место, где они будут чувствовать себя расслабленными, безопасными и спокойными.

Когда начинается приступ, можно закрыть глаза и представить, что вы находитесь в этом месте. Подумайте, как там спокойно.Люди могут также представить, как их босые ноги касаются прохладной почвы, горячего песка или мягких ковриков.

11. Принимайте любые прописанные лекарства.

В зависимости от степени панической атаки врач может назначить лекарство по мере необходимости. Эти лекарства обычно действуют быстро.

Некоторые содержат бензодиазепин или бета-блокатор. Пропранолол - это бета-блокатор, который замедляет учащенное сердцебиение и снижает кровяное давление.

Бензодиазепины, которые врачи обычно назначают при панических атаках, включают валиум и ксанакс.

Однако эти препараты могут вызывать сильную зависимость, поэтому люди должны использовать их точно так, как прописал врач. Принимаемые вместе с опиоидами или алкоголем, они могут иметь опасные для жизни побочные эффекты.

Врач может также описать селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, которые в первую очередь могут помочь предотвратить панические атаки.

12. Сообщите кому-нибудь

Если панические атаки часто возникают в одной и той же среде, например на рабочем месте или в социальном пространстве, может быть полезно сообщить кому-нибудь и сообщить, какую поддержку они могут предложить, если это произойдет снова.

Если нападение происходит публично, может помочь сообщение другому человеку. Они могут найти тихое место и предотвратить скопление других людей.

13. Изучите свои триггеры

Панические атаки человека часто могут быть вызваны одними и теми же причинами, такими как замкнутые пространства, скопление людей или проблемы с деньгами.

Научившись управлять их триггерами или избегать их, люди могут снизить частоту и интенсивность панических атак.

.

Смотрите также

Онлайн консультации

Психолог Лилия Волженина проводит тренинги и консультации в Новосибирске, а также онлайн консультации по SKYPE

Голосование

Что в своей жизни вы хотели бы улучшить?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...